credentes: (Default)
 «Ибо где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них.»

(Матф.18:20)

 

Август 1309 года. Пейре Отье, Старший маленькой Церкви Божьей, схвачен агентами Инквизиции и приведен в Тулузу. Бернард Ги и Жоффре д’Абли праздновали победу. Они поймали Старшего, и, хотя несколько Добрых Людей все еще находилось в бегах, их все больше и больше отрезали от запуганных верующих. Оставшиеся на воле уже не могли разжечь тот огонь веры, зажженный в 1299 году Старшим, Пейре Отье из Акса. А через несколько недель, под конец лета 1309 года, был арестован еще один Добрый Человек – Амиель д’Отрив, принявший религиозное имя Амиель из Перль. Его тоже привели в Тулузу, для очной ставки с Пейре Отье. И тут…

 

Амиель перед нами и другими свидетелями признал, заявляя, что он придерживается всего, чего придерживается Пейре Отье, еретик, которого он признал перед нами и другими свидетелями своим Старшим в секте ереси. И оба они перед нами простерлись до земли, поклонившись один другому на еретический манер, говоря, что оба они являются их сектой, и признавая, что они часто поклонялись таким образом…

 (Из приговора Амиелю из Перль, передающего его светской власти и костру)

 

Следует для достижения исторической правды восстановить действительные слова, сказанные обоими Добрыми Христианами, слова, которые язык инквизиторской канцелярии заменил на «еретик», «поклонение» и «секта». И тогда перед нашим взором оживет та сцена и ее истинный смысл: Пейре и Амиель в присутствии инквизитора ритуально приветствовали друг друга как носителей Духа Святого. Согласно тому, что говорит евангелист Матфей о том, что где двое или трое Добрых Христиан, облеченных в Дух Святой, соберутся вместе, там будет и Христос, они совершили литургический жест взаимного приветствия. Этот жест подтверждал, что они, встретившись, воссоединили Церковь. Ведь «Бог… не в рукотворных храмах живет», не в домах их камня или дерева, а на скрижалях сердца. И в этих стенах залы дознания Инквизиции в Тулузе, казалось бы в неволе и сетях, в полной тьме, оба Добрых Христианина своим жестом взаимного приветствия обновили свою Церковь, израненную и погибающую по мнению двух инквизиторов, но торжествующую в глазах Бога.

Еще задолго до того, как апостолы, предшественники Пейре Отье и Амиеля из Перль, исполнились Духа Святого, Господь предупреждал учеников Своих: «Вас будут предавать в судилища и бить в синагогах, и перед правителями и царями поставят вас за Меня, для свидетельства перед ними. И во всех народах прежде должно быть проповедано Евангелие. Когда же поведут предавать вас, не заботьтесь наперед, что вам говорить, и не обдумывайте; но что дано будет вам в тот час, то и говорите, ибо не вы будете говорить, но Дух Святый.» (Мар.13:9-11).

Что думали в своих застенках Добрые Христиане? Они видели, что один за другим члены их Церкви попадали в руки агентов Инквизиции, а затем исчезали в пламени костра. Да, они становились мучениками, вступали в Царство Небесное и занимали свои места на тронах. Но здесь, в этом мире, служителей Господних становилось все меньше… Думал ли Старший Пейре Отье, что Церковь Божья исчезнет вовсе из этого мира?

Скорее всего, нет. И не потому, что в 1309 году еще оставались в относительной безопасности в Ломбардии общины Добрых Христиан, а на Сицилии сохранилась иерархия Церкви. Он считал, что Церковь Божья просто не может умереть.

Иначе, зачем приходил Иисус Христос? Зачем была Пятидесятница?

Иисус Христос пришел для того, чтобы оставить в этом мире Свою Церковь, и именно эта Церковь была установлена на пятидесятый день от Воскресения Господа на скале праведности и истины. А поскольку «у Бога не останется бессильным никакое слово» (Лук.1:37), то и миссия Христа не пропала впустую. «Врата Ада не одолеют ее» - так сказал про Свою Церковь Господь (Мт.16,18).

А значит, праздник Пятидесятницы не стал годовщиной завершенного исторического факта. Она – как революция, у которой есть начало, но нет конца. И наша Церковь, что бы ни говорили поклонники теории социального дарвинизма, – торжествующая Церковь. Сонм праведников и святых у престола Отца Небесного молится за нас, всех тех, кто осознал себя чуждым этому миру, и кто хочет вновь увидеть своих старых знакомых, но уже в теле славы. И хоть Добрые Христиане ушли из мира, не передав Духа Святого своим преемникам, они продолжают говорить с нами. Читая тексты, мы узнаем их ближе и ближе. За простыми именами - Пейре Отье, Амиеля из Перль, Гийома Белибаста, Бертрана Марти, Бланши де Лаурак и другими – начинают проступать лица, характеры. Достаточно, чтобы полюбить их, как своих друзей.

Можно закрыть глаза и представить себе, как поздним вечером кто-то из них постучит в нашу дверь. Будем готовы открыть дорогому гостю. Он разделит с нами трапезу и скажет нам Доброе слово, завершив свою проповедь словами

Наша Церковь получила свое установление от Самого Иисуса Христа и она будет принадлежать Ему до скончания веков, как сказал Господь наш в Евангелии от Святого Матфея (Мт. 28,28): «И се, Я с вами во все дни до скончания века.  Аминь».

credentes: (Default)
             «Что вы ищете Живого между мертвыми? Его нет здесь: Он воскрес…» (Лк. 24:5-6)

 

Еще в Страстный Четверг, перед тем, как пойти в Гефсиманский сад, Господь сказал, обращаясь к Отцу Небесному: «Я прославил Тебя на земле, совершил дело, которое Ты поручил Мне исполнить.» (Иоан.17:4) И это значило, что он вернул людям память о небесной родине и показал путь, как туда вернуться – на те высоты, с которых благие души некогда пали в грех смерти.

В Страстную Пятницу Господь показал любящим Его, что им нечего ждать от этого мира. Что та юдоль скорби, в которой мы сейчас обитаем, есть единственно возможный ад (и нет никакого другого). Это царство тьмы, князем которого является Сатана. И что всякого праведника в нем будут побивать камнями, преследовать, называть еретиком и уничтожать. «Если Меня гнали, будут гнать и вас» (Иоан.15:20). Но кто претерпит до самого конца, и не отречется ни от одного слова истины, тот спасется. И увы, этот мир с развитием цивилизации в этом плане не меняется – что бы ни говорили о развитии модели прав человека. Личина толерантности и демократии лишь прикрывает страшную действительность. Но мы-то знаем, что мы не для мира и мир не для нас. И мы верим, что в один день уйдем из-под его власти – в царство свободы. Где троны, оставленные нами, ждут нас, и наши короны сияют ярче всех земных солнц...

А в Пасху, в воскресенье, Наш Господь показал, что смерть – не конечна, ее можно победить жизнью вечной. Это те, кто существует в этом мире смерти, по-настоящему мертвы. Поэтому ангелы Господни в одеждах блистающих и сказали женщинам, принесшим благовония ко гробу: «Что вы ищете Живого среди мертвых?» Но чтобы воскреснуть – то есть стать по-настоящему живым – надо совершить то же, что и Господь Наш совершил. Чему Он научил Своих учеников. Это – отвержение греха, отречение от мира и принятие Духа Святого, который открывает небеса. «Как заповедал Мне Отец, так и творю: встаньте, пойдем отсюда.» (Иоан.14:31). Куда идти из этого мира? Мы же не общество «Синего кита», и убийство (в том числе и самоубийство) есть насилие и грех в глазах Бога. Но Господь сказал: «А куда Я иду, вы знаете, и путь знаете.» (Иоан.14:4). Это крестный путь святой жизни, который в этом мире довольно часто приводит на Голгофу.

Добрые Христиане, называемые Церквями этого мира еретиками-катарами, говорили верующему, приходящему к ним: «Мы откроем для тебя врата Спасения: через наши руки ты получишь Духа Святого, который откроет тебе тайный смысл и истинное достоинство Писания». Что ж, нет уже этих рук. Добрых Христиан, одного за другим, изловила и сожгла Инквизиция. Но что, если мы все равно будем тверды в нашей вере, несмотря ни на что? И если судья неправедный решил защитить упорно просящую об этом вдову, то как же Отец Небесный, Судия Праведный, откажет нам в такой защите? Не пошлет ли Бог к тем, кто призывает Его день и ночь (Лук.18) Своего ангела, чтобы он открыл перед нами врата Спасения? Он предварит нас в Галилее нашего покаяния, где умрет ветхий, греховный человек и воскреснет новый, внутренний человек, для святости. Для спасения наших душ и радости нашего сердца. И мы все скажем:

«Алиллуя! Воистину воскрес!»

credentes: (Default)
 «Пришел к своим, и свои Его не приняли.»

(Иоан.1:11)

 

Время Милосердия – так называют приход Христа в этот мир. Считается, что до этого времени никто не мог спастись, ни праведники, ни пророки.  Но суть в том, что Отец Небесный издавна посылал Своих ангелов к людям – к падшим душам – с призывом вспомнить свою небесную отчизну и вернуться Домой. Но, как видно из истории человечества, пророков в этом мире всегда побивали камнями, а праведников называли еретиками. И как тут не вспомнить притчу о виноградарях и хозяине виноградника (Матф.21 и Мар.12).  Но разве на смерть посылал своего сына, наследника, хозяин виноградника? Конечно же, нет!

Бог не приемлет никакого насилия. И Он не мог обречь Сына Своего на верную смерть, ибо это значило соучастие в убийстве. А это – зло, к которому Бог не может быть причастен по определению. Как же тогда трактовать цитату из Иоанна (3:16): «Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную»? Не на заклание Он его послал, но чтобы вернуть людям память о небесной отчизне и чтобы показать путь обратно, домой. Миссия Иисуса Христа была в Его жизни и Его учении, в создании Его Церкви, но не в смерти.

«Что пользы в крови моей, когда я сойду в могилу? Будет ли прах славить Тебя? Будет ли возвещать истину Твою?» (Пс. 29:10)

И мы далеки от декаденства, чтобы радоваться тому, что Он был распят за всех нас. Разве была в восторге Мария и другие женщины и ученики при Кальварии? И то, что мы «омыты Его кровью», как-то уменьшает трагизм произошедшего? И как можно считать святым крест, орудие убийства, на котором распяли Господа Нашего? Вот и Добрые Христиане говорили верующим: вы подумайте, если бы дорогого вашему сердцу человека повесили, почитали ли бы виселицу? Вот поэтому, они как и ученики Господа, и их наследники, не чтили крест, но отвергали его. И Страстная Пятница не была для них праздником, но днем поминовения. 

Однако дьявол, который думал «Поражу Пастыря, и рассеются овцы» (Зах. 13:7), как и распявшие Христа, очень просчитались. Ведь Он не погиб по-настоящему, поскольку смерть была не властна над Ним. Но Он показал, что мы также можем преодолеть смерть, освободиться от этого мира страданий…

Но пока – пятница. Страстная Пятница. В этот день явил себя «тот, кто во Мне не имеет ничего» и это был его день.

credentes: (Default)
 «(Иисус) встал с вечери, снял [с Себя верхнюю] одежду и, взяв полотенце, препоясался. Потом влил воды в умывальницу и начал умывать ноги ученикам и отирать полотенцем, которым был препоясан.»

(Иоан.13:4-6)

 

Церкви мира сего, поскольку любят трактовать Писание буквально, подходят очень формально к тому, что Господь Наш сказал ученикам Своим: «Итак, если Я, Господь и Учитель, умыл ноги вам, то и вы должны умывать ноги друг другу.» (Иоан.13:14). С некоторых пор в Ватикане в этот день происходит фарс. Папа Римский опоясывается передником и начинает мыть (символически) ноги кардиналам. А весь христианский народ в этот день моет окна.

Но что значил Страстной Четверг для Добрых Христиан? Они трактовали Писание по его духу, а не по мертвой букве. Главным событием Страстного Четверга было Установление Тайной Вечери. Но и это событие Добрые Люди трактовали иносказательно. Господь не имел в виду, что обычное вино, материальное и имеющее свойство превращаться в уксус, вдруг может превратиться в кровь Сына Божьего, а хлеб, который со временем черствеет и плесневеет, превращается в тело Господне. Добрые Люди не верили в Пресуществление. Но Тайная Вечеря не становилась для них от этого менее значимой. Дошедший до нас Латинский ритуал не оставляет никаких сомнений в трактовке слов Господа, которые Он сказал ученикам, возлежа за вечерей, прежде чем отправиться в Гефсиманский сад:

 «Перед тем, как они сели ужинать, Иисус взял хлеб [что значит: духовные заповеди Закона и пророков] и благословил его [что значит: одобрил и подтвердил их], преломил [что значит: объяснил их в духовном смысле] и раздал ученикам Своим [что значит: научил их духовному послушанию]. И Он сказал им: «Берите [что значит: будьте просветлёнными], ешьте [что значит: проповедуйте это всем]…

(Ритуал на латыни, Северная Италия, около 1250 года)

Но прежде чем дать обеты святой жизни, прежде чем взять на себя крест добрых дел и исполнения заповедей, нужно очиститься от грехов.

Понятие греха у тех, кого называли еретиками-катарами, не всегда несет в себе понятие «вины», за которую нужно понести «наказание». Это, скорее, слепота, порабощение, болезнь. Потому и говорится в Писании, что если слепой поведет слепого, то оба упадут в яму, «врач, исцели самого себя» и что «тварь покорилась суете не добровольно, но по воле покорившего ее». А потому следует прежде всего очиститься от греха, снять с глаз повязку, мешающую ясно различать добро и следовать дорогой Праведности.

И если не очиститься (как мы помним, Петр вначале заартачился), то не будет тому человеку удела в деле Христовом, не сможет он быть Делателем Жатвы Господней, Божьим служителем. Но грехи не смываются материальной водой. А потому жест с умывальницей и полотенцем - не что иное, как символ. Только Бог прощает грехи. Он посылает прощение через Своих служителей тому, кто полон раскаяния и готовности не грешить больше.

Только полностью «очистившись», человек сможет принять в свое сердце Духа Святого, и стать сотрапезником Господа:

«Иисус же сказал им: «Истинно, истинно говорю вам: если не будете есть плоти Сына Человеческого [что значит: если не будете соблюдать заповеди Сына Божьего] и пить крови Его [что значит: если не примете духовного смысла Нового Завета], то не будете иметь в себе жизни…»

(Ритуал Христиан на латыни).

Иными словами,

«Иисус отвечал (Петру): если не умою тебя, не имеешь части со Мною

(Иоан.13:8)

И вот что значит Пречистый Четверг: следует предуготовить себя, очиститься настолько, насколько это в наших силах. Да, грехи прощает Отец Небесный, но ведь  человек, живущий в самодостаточной иллюзии собственной правоты и не желающий выйти из зоны комфорта, даже и не подступается к этому. Такой человек далек от Господа, как бы много он не болтал о сакруме. Но ведь сказано: «Приблизьтесь к Богу и (Он) приблизится к вам» (Иак. 4:8) Так что стоит постараться стать такими, чтобы в наш час ангел Божий сказал:

 

«Омытому нужно только ноги умыть, потому что чист весь» (Иоан.13:10)

 

Стать такими, какими знал нас Бог.

            

credentes: (Default)
 «Ученики сказали Ему: Равви! давно ли Иудеи искали побить Тебя камнями, и Ты опять идешь туда?»

(Иоан.11:8)

 

Воскресив Лазаря, Господь наш Иисус Христос объявил, что собирается идти опять в Иудею. Было ли это разумным решением? Ведь Сын Божий знал, что фарисеи и первосвященники уже выдали приказ схватить Его. И уже было, что иудеи брались за камни, чтобы закидать Его ими. А поскольку Иисусу Христу были ведомы времена и сроки, то Он знал, на что шел. Поистине, у Его учеников было больше «стратегического мышления». Спрятаться в пустоши, отсидеться, переждать трудные времена…

Но не для пустоши пришел в этот мир Господь. «Когда пришла полнота времени, Бог послал Сына Своего (Единородного), чтобы искупить подзаконных» (Гал.4:4-5). Господь пришел не умереть, ибо то, что вечно, не умирает, но чтобы освободить из-под ярма этого мира все души Божьи.

Можно возразить: в селениях среди пустошей также жили люди, которым можно было бы проповедовать. Зачем нужно было подвергать себя риску и идти в Иерусалим?

А зачем нужно было апостолам и ученикам апостолов первых лет христианства идти в города и новые земли проповедовать? Зачем Добрым Христианам 14 века надо было покидать относительно безопасное убежище в Италии, чтобы вернуться в Окситанию? Ведь между возвращением в земли французского короля и мученическим концом тогда можно было поставить знак равенства.

Проповедь под родимым кровом, в кругу родных и друзей, это, конечно, очень хорошо. Близкие люди тебе доверяют, а потому евангелизация народа идет гладко. Но если ограничиться проповедью «в кругуу семьи», не превратится ли Церковь Божья в клуб или «тайное учение». Отец Небесный послал Сына Своего в этот мир выкупить из-под власти Сатаны всех людей, все души. А Тот, в свою очередь, избрал учеников Своих и заповедал им «идти по всему миру и проповедовать Евангелие всему творению Божьему» (перефр. Мар.16:15).

Но почин положил Господь. Когда «приближалась Пасха Иудейская, многие из всей страны пришли в Иерусалим, чтобы очиститься. Тогда искали Иисуса и, стоя в храме, говорили друг другу: как вы думаете? не придет ли Он на праздник?» (Иоан.11:55-56). И Он, конечно же, пришел. Ибо другого пути не было.

Хотелось ли Ему идти в Иерусалим? Он Сам сказал: «Душа Моя теперь возмутилась; и что Мне сказать? Отче! избавь Меня от часа сего! Но на сей час Я и пришел.» (Иоан.12:27)

Всякого, кто восстает против князя этого мира, ждет своя Голгофа. Но если мы будем отсиживаться дома на кухне, свобода не постучится к нам в двери. Ее нужно выбороть.

В это воскресенье (называемое в Украине Вербным), народ в Иерусалиме встречал с пальмовыми ветками Сына Божьего, едущего по улицам города на молодом осле. Но для того, чтобы истинно встретить Того, Кто пришел освободить нас из ярма рабства, нужно не махать вербными ветками, но взять на плечи крест добрых дел. Несмотря на опасность Голгофы. Ведь рабов в рай не пускают. Только для свободных духом сказано:

 «Ликуй, дочь Сиона: Грядет Спаситель твой; награда Его с Ним и воздаяние Его пред Ним.» (Ис.62:11).

             

credentes: (Default)
Настоящий хлеб.. хлеб от мастеров мельницы в Кукуньяне. Это даже больше, чем хлеб, это как у катаров – хлеб, слова Божьего, которое спасает людей. Разумеется, людям не нужен крест и образ смерти. Образ, которым мы кормимся – это жизнь: беженцы, которых никто не желает принять, между волом и ослом, беглецы, люди без документов, которые бегут от нищеты, но которые сияют от радости от прихода в мир ребенка.
Так давайте разделять этот хлеб, помня о тех, кто на морозе и на улице, о тех, кто не видит света, разве что издалека, слишком издалека, чтобы почувствовать тепло, слишком издалека…

https://www.facebook.com/photo.php?fbid=10211845675686710&set=a.10209332902908961.1073741825.1514864832&type=3&theater


Світлина від Jean-Louis Gasc.
credentes: (Революція гідності)
Дурное дерево и плоды приносит дурные. Эта парафраза из Евангелий (Матф.7) не чужда и простой логике. И если этот мир лежит во зле, то все его порождения злы. А потому Иисус Христос, появившись в этом мире, не мог подчиниться осквернению дьявольской плотской тюрьмой. Да и не хотел, поскольку плоть, созданная миром, подчиняет нас миру. А в миссии, которую взял на себя Сын Божий, дополнительные оковы были ни к чему. То, что пришло из невидимого, духовного мира, имело и природу исключительно духовную.
Но нам нравится представлять Христа, как младенца. Что-то глубоко отвечает нашему представлению о «Добре, которое беззащитно». И это так и есть. «Покойны шатры у грабителей и безопасны у раздражающих Бога» (Иов.12:6), и в мире нет такого добра, которое осталось бы безнаказанным. Ведь добро тоже чуждо этому миру. В нем правит принцип «умри ты сегодня, а я – завтра», и что жизнь одних – это смерть других. Откуда же в нем взяться состраданию, эмпатии, любви? Но поскольку души – не от мира, а родом из Царствия Отца Небесного, то им и свойственно сострадать, сопереживать, любить.
Тот, Кто пришел в ночь Рождества в этот мир, пришел втайне, инкогнито. Ведь Его миссия заключалась в том, чтобы вернуть всему человечеству память об утраченной родине, призвать падших вернуться обратно к Отцу. И если бы князь мира раньше узнал о приходе Спасителя, он не дал бы Ему свободы действовать. Ведь Отец Небесный и раньше призывал Своих детей, то есть души Божьи, вернуться. Но сказано ведь: «Иерусалим, Иерусалим, избивающий пророков и камнями побивающий посланных к тебе!» (Матф. 23:37).
Что же было в это «Время милосердия», когда в мир пришел Спаситель? Добрые люди, которых Церкви мира сего называли еретиками, верили, что Бог никогда не входил в лоно Марии, не оставлял в ее чреве мужского семени. Многие считали, что Дева не была беременна и не рожала по-настоящему. что Мария и Иоанн Евангелист были ангелами, посланными с небес, чтобы помогать Христу в Его миссии. А сам он явился не в человеческой плоти, а в ее подобии, что далеко не одно и то же.
Десант в тыл врага предполагает и наличие легенды у тайного агента. И образ младенца был как раз такой легендой. Плотников сын, Он имел возможность вжиться в общество, стать своим, добиться, чтобы Его услышали и доверились Ему. Но вотенившись в образе ребенка, Он не стал подвластен оковам, которые несет на себе человеческая плоть. Не ее Христос пришел обожествлять, но будить «внутреннего человека», который спит в каждом из нас. И этот «внутренний человек», расправив крылья, сможет превратиться в Сына Божьего. В этом состояла вера Добрых Христиан, дошедшая до нас в изложении мертвого языка инквизиторских протоколов:
«…Item, о таинстве воплощения Сына Божьего ты говорил и утверждал, столь же неблагочестивым, сколь и богохульным образом, что Бог никогда не входил в чрево святой Девы Марии, … но что Сыном Божьим может быть тот, кто исполняет заповеди Бога-Отца…»
(Из приговора инквизитора Бернарда Ги Пейре Раймонду дез Уго)
Добрые Христиане, Друзья Божьи, ничуть не удивлялись, что великие мира сего преследуют их, что их веру объявили ересью. Ведь Господь Наш сказал: «Как Меня гнали, будут гнать и вас» (Иоанн 15:20). И именно преследования мира убеждали их в истинности веры. Поскольку Христос был не от мира, и мир был не в Его подчинении, служители этого мира не подвизались за него, но предали Его на казнь. Какие еще нужны доказательства?
И всякий в этом мире, не важно: четырнадцатый век или двадцать первый, подвергается риску, когда становится приверженцем добра. Что ж, христианская вера требует мужества. Но только тот, кто не побоится противостоять этому миру с его жесткостью и насилием, может претендовать на то, чтобы стать Сыном Божьим. И тогда ему явится «воинство небесное, славящее Бога и взывающее: слава в вышних Богу, и на земле мир, в человеках благоволение!» (Лук.2:13-14).


С Рождеством Христовым!
credentes: (Революція гідності)
«Ибо кто имеет, тому дано будет и приумножится, а кто не имеет, у того отнимется и то, что имеет»
(Матф.13:12)
Пришла пора вспомнить истинный смысл праздника Пятидесятницы. Нет, не языческий смысл Зеленых Святок, когда чествуют солнцеворот, а христианский смысл. В этот день – пятидесятый после Воскресения Христова – Дух Святой сошел на апостолов.
А было это так:
«При наступлении дня Пятидесятницы все они были единодушно вместе. И внезапно сделался шум с неба, как бы от несущегося сильного ветра, и наполнил весь дом, где они находились. И явились им разделяющиеся языки, как бы огненные, и почили по одному на каждом из них. И исполнились все Духа Святого, и начали говорить на иных языках, как Дух давал им провещевать.» (Деян.2:1-4).
В чем же смысл Пятидесятницы, заключительном этапе прихода Сына Божьего на землю? И здесь нам нужно вернуться к цитате из евангелиста Матфея: «Ибо кто имеет, тому дано будет и приумножится, а кто не имеет, у того отнимется и то, что имеет».
Рассмотрим эту фразу в контексте. Христос говорит народу притчу о зернах, из которых одно упало на дорогу, другое – в камни, третье – в тернии, и лишь четвертое – в хорошую землю. Именно оно поднялось и дало урожай. Ученики спросили Господа: «Зачем  говоришь им притчами?» Он ответил им: «Вам дано знать тайны Царствия Небесного, а им не дано… они видя не видят, и слыша не слышат, и не разумеют».
Иисус Христос пришел в этот мир, чтобы избрать Своих и оставить им Знание. Знание тайн Царствия Небесного, что оно и есть наша утраченная отчизна и, что мы не от мира и мир не для нас. Когда Сатана проник в Царствие Небесное и сманил оттуда силой и обманом добрых духов, Бог сказал вслед Своим павшим детям: летите, покуда не вернетесь. А так как «у Бога не останется бессильным никакое слово» (Лук.1:37), то и сказанное Им все еще имеет силу: мы - все без исключения души - когда-то вернемся в отчий дом.  Многие из нас все еще в плоти забытья, и глаза плотно зажмурены, и огрубело сердце. Но придет день, и пелена с глаз падет, как это было с гонителем христиан Савлом, который сначала был слеп, но потом стал апостолом и святым. В каждом из нас спит ангел, и Христос пришел, чтобы разбудить особо чутко спящих. Господь указал им эту дорогу назад, в Царствие Небесное. Он дунул и сказал: «примите Духа Святаго» (Иоан.20:22).
Христианство – не гностическая секта, которая хранит тайны для избранных. Слово Евангелия Господь повелел ученикам Своим нести всем: «Итак идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа» (Матф.28:19).
Но Святой Дух – это тот дар, которым Бог превращает человека в Свою Церковь. Как сказал святой Иоанн в Первом Послании (4:13): «Что мы пребываем в Нем и Он в нас, узнаем из того, что Он дал нам от Духа Своего». И Матфей также (10:20): «Ибо не вы будете говорить, но Дух Отца вашего будет говорить в вас». Таким образом, Иисус Христос пришел для того, чтобы оставить в этом мире таинство. Он дунул и сказал: «Примите Духа Святого. Кому простите грехи, тому простятся; на ком оставите, на том останутся.» (Иоан.20:22,23). И в Евангелии от Матфея (16:19) говорит Господь Петру: «И дам тебе ключи Царства Небесного; а что свяжешь на земле, то будет связано на небесах, и что разрешишь на земле, то будет разрешено на небесах». Таинство передачи Святого Духа – это единственно сакральный брак, которым сочетается душа человеческая. Это таинство дает Христианам власть отпускать грехи. Если в них есть Дух Святой, они имеют эту власть – отпускать грехи и спасать души. Это святое таинство, крещение Духом Святым, получаемое посредством возложения рук, было установлено самим Иисусом Христом; как говорят об этом святой Лука и святой Марк: «Возложат руки на больных, и они будут здоровы» (Мк. 16:18). Что же значит тогда окончание фразы: «…а кто не имеет, у того отнимется и то, что имеет»? Уместно здесь вспомнить отрывок из Деяний (19:13-16): «Даже некоторые из скитающихся Иудейских заклинателей стали употреблять над имеющими злых духов имя Господа Иисуса, говоря: заклинаем вас Иисусом, Которого Павел проповедует. Это делали какие-то семь сынов Иудейского первосвященника Скевы. Но злой дух сказал в ответ: Иисуса знаю, и Павел мне известен, а вы кто? И бросился на них человек, в котором был злой дух, и, одолев их, взял над ними такую силу, что они, нагие и избитые, выбежали из того дома.» Когда только и есть, что кропило да вода, ждет таких «служителей Божьих» осмеяние. Они неправедно называют себя христианами. И если нет в них Духа Святого, и сами, слепцы, упадут в яму, и других за собой потянут.
Иисус Христос пришел для того, чтобы оставить в этом мире Свою Церковь, и именно эта Церковь была установлена на пятидесятый день от Воскресения Господа на скале праведности и истины. Эта Церковь не из камня и не из дерева, ибо сказано в Деяниях Апостолов (Деян.7, 48): «Но Всевышний не в рукотворных храмах живет». Эта святая Церковь есть собранием верующих и святых, принадлежащая Иисусу Христу, Церковь Друзей Божьих, о которых сказал Христос: «Я уже не называю вас рабами, ибо раб не знает, что делает господин его; но Я назвал вас друзьями, потому что сказал вам все, что слышал от Отца Моего» (Иоан.15:15). А там, где Дух Святой, там и Церковь, и благодать. Также в Евангелии от Святого Иоанна сказано (Ио. 14,23): «Кто любит Меня, тот соблюдает Слово Мое, и Отец Мой возлюбит его, и мы придем к нему, и обитель у него сотворим». И, устанавливая Свою Церковь Господь говорит: «Я говорю тебе: ты - Петр, и на сем камне Я создам Церковь Мою, и врата Ада не одолеют ее» (Мт.16,18). И про эту Церковь Господь говорит: «Где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них.» (Матф.18:20). А если это – Церковь святых, а не собрание грешников, то и плоть этой Церкви – заповеди, Закон Божий. Сказано ведь еще: «будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный.» (Матф.5:48).
Эта Церковь построена не на песке, но на камне, и она пребудет вовек, до скончания века, она – торжествующая, несмотря на то, что поклонникам теории социальной эволюции кажется, будто она проиграла перед лицом Истории.
Итак, праздник Пятидесятницы не стал историей, завершенным фактом, имеющим начало в I веке и конец в позднем Средневековье. Наша Церковь – сонм праведников и святых – молится за тех, кто осознал себя в этом мире чуждым миру, и кто хочет вновь увидеть своих старых знакомых, но уже в теле славы. И когда найдется такой смельчак, отважившийся бросить вызов князю мира сего, тогда появится подле него «духовный еретик, то есть ангел» и скажет литургические слова: «Господин Пейре (предположительное имя неофита), желаете ли Вы получить духовное крещение и Святое Слово через возложение рук добрых людей, посредством которого в Божьей Церкви нисходит Святой Дух?» И отважный новый Добрый Человек ответит ему: ««Да, на то моя воля, молите за меня Господа, чтобы Он дал мне Свою силу» (Служебник Добрых Людей).
Великим Церквам, делающим упор на крещении водой, неудобен праздник Пятидесятницы, ибо «сыны первосвященника Скевы» могут только всуе повторять имя Господне. К тому же, Пятидесятница для великих Церквей есть напоминание того, что венец святости, который они на себя напялили – украденный венец, ибо их попы ни разу не апостолы, а наследники убийц апостолов. А потому этот праздник переквалифицировался в праздник Троицы или вообще языческие «Зелені Свята», когда народ украшает свои жилища срезанными ветками липы. Оно и понятно – липовым Церквям липа ближе.
Но для нас праздник Пятидесятницы остается самым значительным праздником. Хоть и нет среди нас Добрых Людей, будем же жить так, как жили некогда добрые верующие: воссоздадим атмосферу душевной теплоты, будем крепить узы солидарности, помогать друг другу, как братья и сестры, как малая отара в ущельях этого мира, будем звать добрых пастырей, имена которых мы знаем. Гвиберт де Кастр, Бертран Марти, Жирод Абит, Риксенда Тэйль, Бланша де Лаурак, Пейре Отье, Гийом Белибаст… Еще много, много имен. Можно перебирать их, как бусины, имена тех, кто возложением своих рук открывал врата Царствия. Но я верю, что эти врата до сих пор открыты. И хоть среди нас и нет епископа, чтобы произнести фразу, увенчивающую праздничную проповедь, но надо ее все таки произнести:
Наша Церковь получила свое установление от Самого Иисуса Христа и она будет принадлежать Ему до скончания веков, как сказал Господь наш в Евангелии от Святого Матфея (Мт. 28,28): «И се, Я с вами во все дни до скончания века.  Аминь».
credentes: (Революція гідності)
[По прошествии же сорока дней], собрав их, Он повелел им: не отлучайтесь из Иерусалима, но ждите обещанного от Отца, о чем вы слышали от Меня
(Деян.1:4)

Разве это праздник – Вознесение? Не было бы лучше, если б Господь оставался среди Своих учеников, чтобы поддерживать их и наставлять их, утешать их в невзгодах этого мира? Но Он покинул их, чтобы воссесть одесную от Отца. И апостолы с тоской смотрели в небо, глядя, как «облако взяло Его из вида их».
И для нас, ныне живущих, было бы намного лучше, если бы с нами пребывали преемники Святого Духа, наследники апостолов. На их руках не страшно было бы и умереть, поскольку они держали врата неба открытыми для всякой души человеческой. А их праведная жизнь освещала бы путь к Добру. Но Церкви-узурпаторши позаботилась о том, чтобы среди нас чаще всего обретались недостойные клирики, подающие дурной пример и служащие посмешищем для людей мудрых.
            Ну что же, мы осиротели. И что нам делать теперь? Выть вместе с волками, поскольку вокруг нас одни волки? Искать Спасения там, где его не может быть – в Церкви, «которая преследует и сдирает шкуру»? Или мы будем в немой тоске смотреть в пустующие небеса, зная, что не увидеть нам больше земли Сиона? И не услышать даже голоса тех, кому был передан из рук в руки дар Духа Святого?
«При реках Вавилона, там сидели мы и плакали, когда вспоминали о Сионе; на вербах, посреди его, повесили мы наши арфы. Там пленившие нас требовали от нас слов песней, и притеснители наши - веселья: "пропойте нам из песней Сионских". Как нам петь песнь Господню на земле чужой? Если я забуду тебя, Иерусалим, - забудь меня десница моя»
(Пс.136:1-5)
Друзья мои, не теряйте надежды. Добрые Люди вознеслись на небо и заняли свои троны. Они пребывают рядом с отцом Небесным, у Его престола, но это не значит, что они забыли о нас. Истинные Христиане, Друзья Божьи обретают голос – его уже не заглушить и не оболгать. Они говорят с нами на страницах Трактатов и Ритуалов, книг и даже протоколов и приговоров Инквизиции. Ведь эти тексты рассказывают нам не только об их жизни и христианской смерти 700-800 лет тому. Перед нами воскресает их вера.
Эти тексты открывают наш ум к уразумению Писаний. Мы понимаем, что Евангелия – по-настоящему «Добрая Весть», что Бог – благ, и, что бы ни говорили попы разных конфессий, добр ко всем – к праведным и грешным. Это не бог гнева, ревнивый, завистливый и жаждущий покорности. Он не посылает «стрелы Своего гнева», не насылает бедствия и болезни, и никогда не скажет никому из Своих детей: «Идите от меня, проклятые, в огонь вечный» (Матф.25:41). Но Бог долготерпит к Своим детям, которые и так мучаются в земле чужой. Потому что этот мир и есть единственно возможный ад, а вернее – чистилище.
            Ангелы сказали ученикам Господа, видя их в растерянности и смятении на Елеонской горе: «Сей Иисус, вознесшийся от вас на небо, придет таким же образом, как вы видели Его восходящим на небо.» (Деян.1:11). Так и будет с теми, кто всеми силами своими стремится к Добру. Ангелы небесные спустятся к такому человеку, и уведут его душу Домой, подальше от этой юдоли скорби. Ибо, как пишет святой Петр (1Пет. 3:21), а за ним Флорентийский Ритуал, «Нас спасает не таинство Церкви, но устремление сохранить в чистоте совесть; обетование, даваемое Богу». А          Лионский Ритуал, со своей стороны, утверждает:
«А Вы, если хотите получить таковую власть [Святого Духа] и таковую силу [спасать души], должны соблюдать все заповеди Христа и Нового Завета, приложив для этого все свои силы».
          
Тогда отверз им ум к уразумению Писаний. И сказал им: Я пошлю обетование Отца Моего на вас; вы же оставайтесь в городе Иерусалиме, доколе не облечетесь силою свыше.
 (Лук.24:45-49)
Оставайтесь в Иерусалиме, оставайтесь верными.
credentes: (Революція гідності)
«Тот, кто познал мир, нашел труп, и тот, кто нашел труп – мир недостоин его»
(Евангелие от Фомы, апокриф)
          
Когда в первый день недели, рано поутру Мария Магдалина и другие женщины, а также, если верить Евангелию от Иоанна, Пётр и сам Иоанн, пришли к гробу, они увидели, что прикрывающий его камень отвален от входа, а тело Христа исчезло. Остались лишь «одни пелены лежащие и плат, который был на голове Его, не с пеленами лежащий, но особо свитый на другом месте» (Иоанна 20:6-7). Далее они увидели ангелов – одного или двух, в этом пункте в Евангелиях тоже путаница. Вид их был как молния и одежды блистали, как снег. И они сказали:
«Что вы ищете Живого между мертвыми? Его нет здесь: Он воскрес…» (Лк. 24:5-6)
            Что означают эти слова ангелов? Что на самом деле это мы мертвы. Все те, кто почитает себя живущими в этом мире, на самом деле мертвы, ведь вся наша жизнь – это путь к смерти.. Поскольку существовавшие предвечно души пали в этот мир, они пали в царство смерти. Но Господь Наш Иисус Христос Своими страстями показал нам, что смерть – не конечна, что ее можно победить. Как сказано – «Последний враг истребится – смерть» (1Кор. 15:26) Не нужно веровать в ее всесильность, конечность. Это тело – оно материально, создано из праха и в прах обратится. Но души то ведь вечны. Да, не все они воскресают в жизнь вечную. Иные переходят из тела в тело, проходя бесконечный цикл перевоплощений.
Но чтобы по-настоящему воскреснуть – то есть перейти в настоящую, вечную жизнь в Царствии Отца Небесного, полностью избавиться от этого призрака смерти – надо совершить такой же «скачок в пустоту», как и Христос совершил. Если очиститься от всякого греха, взять на свои плечи крест добрых дел, дать обет служить Богу и Евангелиям, только тогда можно преисполниться Духа Святого. И он уже будет водительствовать человеком. А когда его тело станет прахом, князь мира сего будет скрежетать зубами, поскольку он будет бессильным удержать эту душу в своем циклическом круговороте смертей и новых воплощений в плоти.
И именно этот путь показал ученикам Своим Иисус Христос. Он сказал: «Я свет миру; кто последует за Мною, тот не будет ходить во тьме, но будет иметь свет жизни» (Ио. 8:12). И те, кто последовал, апостолы и наследники апостолов, стали благими и святыми людьми. Своей жизнью они попрали смерть, которая пришла к ним. Иногда - в образе костра.
Сейчас мы тоскуем по ним, как те двое учеников Христа, шедшие в Эммаус. Мы знаем, что Добрые Христиане не умерли, поскольку истинная Церковь Божья не может умереть. Ведь она – Церковь торжествующая. Об этом писал и Апостол: «Нас почитают умершими, но вот, мы живы» (2 Кор. 6,9). Но нам так тоскливо без них, в этом мире смерти и скорби.
Что мне сказать? Могу лишь вспомнить Евангелие от Иоанна, слова Господа Нашего: «Так и вы теперь имеете печаль; но Я увижу вас опять, и возрадуется сердце ваше, и радости вашей никто не отнимет у вас» (Иоан.16:22).
Пусть мы - верующие невидимой Церкви, зато наши предстоятели – не погрязшие в грехах священники, но ангелы. Они молятся за нас, и Бог слышит их. Небеса для нас еще открыты, Час Милосердия не завершен. Мы можем выбраться из этого мира скорби, царства смерти. Туда, где нас ждут уготованные нам троны и бесконечная радость бытия. Через воскресение – в жизнь вечную. По примеру Господа нашего. Ведь Христос воскрес -
Воистину воскрес!
credentes: (Революція гідності)
Катарское христианство не признавало никакой искупительной ценности за страданиями Христа. Оно рассматривало Его Страсти так же, как и преследования, испытанные апостолами. Это противоречило интерпретации Страстей Римской Церковью, которая подчеркивала необходимость терпеть. Катарское христианство осуждало навязывание страданий. Оно обличало страдания как деяние злого мира, «который ненавидел и преследовал Господа Нашего, как и апостолов Его» (Пьер Отье, парафраза 1 Ио. 3: 13). Само по себе страдание не несло для катаризма никакого позитива, не имело никакого хорошего результата, никакого значения. Потому оно не могло соответствовать воле Божьей, не могло быть частью никакого Божественного предначертания, никакого космического плана. Источником страдания является насилие и преследование, а корнем преследования является Зло. Будучи преследуемы, катарские христиане обличали преследования «благих, которые желают неукоснительно держаться своей веры» (Пьер Отье), называя их делами князя мира сего. Если бы Церковь Добрых Людей стала бы пользоваться средствами мира сего, она бы стала Церковью мира сего, и прекратила бы быть Церковью Христовой.
Считаем ли мы средневековой концепцию толерантности или нет, следует признать, что катаризм в разгар Средневековья выступал против всякого крестового похода, против всякой Инквизиции, что он был христианством, которое провозглашало, что в Евангелии сказано: нельзя служить благому делу средствами зла. Христианством, которое осмеливалось утверждать, что даже самые злобные его противники однажды, без всякого насилия придут к Спасению. Что нельзя претендовать на служение Богу, руководствуясь злом. В разгар Средневековья катаризм предложил модель Церкви, полностью отвергшей насилие.

Анн Бренон. "Жизнь и смерть христианской Церкви"
credentes: (Революція гідності)
«И когда они ели, Иисус взял хлеб и, благословив, преломил и, раздавая ученикам, сказал: приимите, ядите: сие есть Тело Мое. И, взяв чашу и благодарив, подал им и сказал: пейте из нее все, ибо сие есть Кровь Моя Нового Завета, за многих изливаемая во оставление грехов.»
(Матф.26:26-28)

В этот день Последней Тайной Вечери клирики Римские и православные, а также протестантские теологи вновь говорят о Преосуществлении. Дескать, Господь Наш превращался в материальный хлеб и материальное вино, и заповедал, чтобы всякий, кто верует в Него, поглощал эту пищу. И попы учат, что в вафельке, которую они подают причащающемуся на позолоченном блюдечке, скрывается Тело Христово – ведь они произвели несколько пасов руками, проговорили мантры, совершили поклоны и позвонили в колокольчик. Но даже если предположить, что это действительно так – происходит чудо, и облатка превращается в тело Господне – то что предлагают делать священники? Совершать людоедство? Мне, возможно, ответят: Христос – не простой человек, а Богочеловек; причащающийся преисполняется благодати. Но тогда, после преисполнения благодатью, человек не должен больше грешить. Тело Христово, которое он вкусил, должно произвести над ним какое-то божественное воздействие. А между тем мы видим, что человек продолжает оставаться в своих грехах, а вафелька выходит из организма, как и всякая другая еда, не жемчугами и розами, а обычными фекалиями.
Но что написано в Евангелии, то написано. И надо как-то понять смысл Установления Тайной Вечери? Вот что по этому поводу говорит Латинский ритуал христиан, которых доминирующие Церкви позже назвали еретиками-катарами:
«Перед тем, как они сели ужинать, Иисус взял хлеб [что значит: духовные заповеди Закона и пророков] и благословил его [что значит: одобрил и подтвердил их], преломил [что значит: объяснил их в духовном смысле] и раздал ученикам Своим [что значит: научил их духовному послушанию]. И Он сказал им: «Берите [что значит: будьте просветлёнными], ешьте [что значит: проповедуйте это всем]…
(Ритуал на латыни, Северная Италия, около 1250 года)
То есть, Добрые люди верили, что Иисус Христос, Сын Божий, это Слово. И об этом говорит евангелист Иоанн: «И Слово стало плотию, и обитало с нами, полное благодати и истины» (Иоан.1:14). И тогда истинный смысл Тайной Вечери состоит вот в чем:
«Иисус же сказал им: «Истинно, истинно говорю вам: если не будете есть плоти Сына Человеческого [что значит: если не будете соблюдать заповеди Сына Божьего] и пить крови Его [что значит: если не примете духовного смысла Нового Завета], то не будете иметь в себе жизни…» (Ритуал Христиан на латыни).
Ведь для того, чтобы войти в Царствие Небесное, нужно исполнять то, что Господь заповедал (Иоанн. 15:14-15). А это, скажу я вам, ой как нелегко, и требуется усилие, с которым входят в Царствие Небесное (Лук.16:16, Матф. 11:12).
            Но если мы поверим клирикам великих Церквей, утверждающим, что Христос – это человек, обожествивший плоть воплощением, тогда евхаристия ИМХО принимает смысл поедания человечины в виде хлеба. А это, как мне кажется, не очень хорошо. И, к тому же, не очень умно. Перефразируя некоторых средневековых католических теологов можно скзать, что если бы тело Господне было так же велико, как Эверест, то и тогда за столько веков ортодоксальные христиане его бы уже съели. Нужно исполнять заповеди Божьи – в этом состоит установление Тайной Вечери. И тут можно только пожалеть некоторых недостойных клириков великих Церквей, потому что сказано:
«Посему, кто будет есть хлеб сей или пить чашу Господню недостойно, виновен будет против Тела и Крови Господней. Ибо, кто ест и пьет недостойно, тот ест и пьет осуждение себе.» (1Кор.11:27-29)
            Когда верующие трапезовали в обществе Добрых Христиан и ели хлеб, благословленный ими, Хлеб Молитвы Господней, они чувствовали себя сотрапезниками апостолов. Ведь это был хлеб, благословленный в воспоминание о Тайной Вечере. Но вместе с тем, это был обычный хлеб – пшеничный или ржаной, который со временем черствел или плесневел. Но верующий имел соприкосновение с сакрумом – не через плотский хлеб, а через благословение одного из апостолов, памяти о его добрых словах и праведной жизни. Оставляя верующих для того, чтобы отправиться в свой последний путь из Испании в графство Фуа, навстречу своему костру, добрый человек Гийом Белибаст говорил, что если верующие будут есть такой благословленный хлеб и вспоминать его добрые слова, и говорить Benedicite перед тем, как откусить кусочек, то в день их смерти ангел небесный спустится, чтобы забрать их души и препроводить их в Царствие Отца.
У нас нет хлеба, благословленного добрыми людьми. Но у нас есть святые Евангелия, где написано: «И Я умолю Отца, и даст вам другого Утешителя, да пребудет с вами вовек.» (Иоан.14:16). А также много добрых слов христиан, оставленных в реестрах Инквизиции.
            
credentes: (Революція гідності)
«Душа Моя теперь возмутилась; и что Мне сказать? Отче! избавь Меня от часа сего! Но на сей час Я и пришел.»
(Иоан.12:27)
            С этого дня, дня торжественного входа Господа Нашего в Иерусалим, начинается Страстная Неделя. Христиане всех конфессий готовятся стать сопричастными великому действу. «Встретить» в воскресенье Сына Божьего пальмовыми ветвями (в северных странах их заменяют срезанные веточки вербы), в пятницу обойти вслед за попом все станции крестного хода, высвятить пасхальный кулич, а в следующее воскресенье разговеться мясом барашка… Как же – Он умер за нас, и теперь мы все, христианский народ, спасены. И в начале Страстной недели этот христианский народ переживает какое-то нездоровое возбуждение, предвкушение казни, когда кого-то убьют, чтобы они жили. Но это будет в Страстную Пятницу. А пока что они повторяют вслед за жителями Иерусалима: «Осанна Сыну Давидову! благословен Грядущий во имя Господне! осанна в вышних!»
            Что означают эти слова Господа Нашего, которые передает евангелист Иоанн? «Душа Моя теперь возмутилась; и что Мне сказать? Отче! избавь Меня от часа сего! Но на сей час Я и пришел»? Многие клирики скажут: Иисус Христос предвидел предначертанный Богом-Отцом конец Его миссии, и Ему было страшно умирать. Но поскольку Бог так возлюбил мир, что отдал Сына Своего Единородного [на смертные муки], то ничего не поделаешь, приходится терпеть.
Но у истинных христиан, тех, кого великие церкви теперь называют еретиками-катарами, было другое объяснение и толкование этой цитаты из Иоанна.
            Христос спустился с небес, чтобы вернуть нам память о нашей общей небесной родине. Ведь души существовали предвечно – в Царствии Отца. Но они пали в этот мир, соблазненные Сатаной, и были заключены в одежды из шкур – материальные тела, плоть. И в этих грубых шкурах они забыли о том, что они – ангелы. И часто люди отождествляют себя со своими телами, хотя Бог вложил в их сердца вечность, а дьявол вложил в их тела тленность. А потому большинство людей в силу этого отождествления скатятся к примитивным магическим культам, призванным продлить земную жизнь и увеличить благосостояние. А когда современные фарисеи им скажут, что они уже спасены, потому что кто-то умер за них, радости не будет конца.
            Мне всегда претило пользоваться чужим героизмом, чужой жертвенностью. Мне кажется, что единственным нашим ответным шагом должно быть не сытое спокойствие, а попытка взять крест свой и последовать за Ним. Стать таким, как Иисус Христос. Именно для этого часа Он и пришел. Показать нам путь и дать нам заповеди Божьи. И они должны быть записаны не на дереве или камне, но на скрижалях плоти (2 Кор. 3:3). Потому что храм Божий – это сердце человека.
            Оставим суетных в их домах, полных сентиментального садизма, тех, кто жаждет, чтобы была принесена жертва, дабы им жилось покойно. Ведь мы поклоняемся не мертвому Иисусу, но Христу Живому. И мы ищем увидеть Его, как некогда Закхей (Лук. 19:2-10). Не как агнца, ведомого на заклание, но как вестника с небес. А потому будем чествовать Господа Нашего живого – ведь Отец Небесный не мог послать его на смерть. Мы должны быть готовыми встретить Его. Предуготовить себя для принятия Его благодати, как десять мудрых дев. И тогда да сбудется реченное: «Се, стою у двери и стучу: если кто услышит голос Мой и отворит дверь, войду к нему, и буду вечерять с ним, и он со Мною.» (Откр.3:20). И тогда, для отворяющего двери, будет суд миру этому, будет князь мира сего изгнан вон.
«Ликуй, дочь Сиона: Грядет Спаситель твой; награда Его с Ним и воздаяние Его пред Ним.» (Ис.62:11).
credentes: (Революція гідності)
1 марта 1244 года владелец крепости Монсегюр выторговал у армии победителей почетные права капитуляции. Все те, кто покаются в прегрешениях ереси и официально отрекутся от нее, могут, после дачи показаний перед инквизиторами, идти свободно на все четыре стороны. Ну а те, которые не покаются, будут сожжены живьем.
Расчет осаждавших Монсегюр клириков и французов был тот, что многие из осаждаемых, из страха огня, покаются, тем самым признав правоту Церкви Римской и собственные ошибки в области религии. На следующий день после подписания условий капитуляции, под горой, возможно на месте, которое сейчас называют Полем Сожженных, стали создавать место для костра. И все это делалось, бесспорно, на глазах у осажденных.
Но расчет оказался неверным. Ни один христианин, и ни одна христианка не отреклись от веры. И даже больше: Двадцать пять человек, светских лиц, присоединились к обреченным на костер. Ровно 772 года тому, тоже в воскресенье, они приняли Духа Святого из рук христианского епископа Бертрана Марти. Они тоже стали христианами, тоже стали уделом огня.
Что двигало этими людьми? Отчаяние побежденных? Нежелание жить в мире, где правят бал вороны и где нет больше Добрых Людей, то есть настоящих христиан?
Но я думаю, что их поступок был продиктован другим. Они не хотели говорить, даже понарошку, для протокола, что те, кого они любили и почитали – еретики и дети тьмы. Они не хотели признавать свою веру ересью. Они не хотели каяться и просить прощения у тех, кого считали узурпаторами, извращающими само понятие христианства. Они хотели показать превосходство своей веры над ихней. И они сделали это самым христианским способом. Без тех «аргументов», которые жгут и сжигают до смерти. Не насилием, но ценой собственной жизни. «Рабів до раю не пускають» - этот лозунг только озвучил Майдан, но понятие это существовало и раньше. Только тот, кто освободился из-под ярма князя мира сего, взял крест и пошел за Христом, может достичь Царствия. Ведь Господь Наш сказал Своим ученикам: «Да не смущается сердце ваше и да не устрашается… Ибо Я живу, и вы будете жить.» А по поводу того, что фарисеи делали всё, чтобы убить Его, и (поскольку всё это происходило в этом, материальном мире) они достигли определенных успехов, Христос сказал: «Вот идет князь мира сего, и во Мне не имеет ничего.
Но чтобы мир знал, что Я люблю Отца и, как заповедал Мне Отец, так и творю: встаньте, пойдем отсюда.
(Иоан.14:31)
credentes: (Революція гідності)
Во дни царя Ирода, пришли в Иерусалим волхвы с востока и говорят: где родившийся Царь Иудейский? ибо мы видели звезду Его на востоке и пришли поклониться Ему… Увидев же звезду, они возрадовались радостью весьма великою, и, войдя в дом, увидели Младенца с Мариею, Матерью Его, и, пав, поклонились Ему; и, открыв сокровища свои, принесли Ему дары: золото, ладан и смирну.
(Матф.2:1-3, 10-11)

Мудрецы (волхвы, предсказатели по-русски, и, как бы сказали сейчас, экстрасенсы) всегда знают, когда случается что-то неординарное. А тогда случилось событие, из ряда вон выходящее. Добро пришло в мир, час Милосердия Божьего пробил.
Читая этот отрывок из Евангелия, нас пробирает сомнение: мудрецы ли пришли к Ироду или люди, мягко говоря, не дружащие с логикой. Ну, судите сами. Они спрашивают у Ирода: Где родившийся Царь Иудейский?» Ирод, как настоящий еврей, отвечает вопросом на вопрос: А где должно родиться Царю Иудейскому? Книжники, которых он об этом спрашивает, отвечают – в Вифлееме. Далее Ирод разводит волхвов, как наивных детей: «Пойдите, тщательно разведайте о Младенце и, когда найдете, известите меня, чтобы и мне пойти поклониться Ему». О том, что случилось потом, вы знаете.
Возникает вопрос: зачем волхвы (вроде бы предсказатели и экстрасенсы) дали наводку Ироду на факт рождения Христа, указав время появления звезды? Ведь таким образом они спровоцировали избиение невинных в Вифлееме. Ведь должны же были они знать пророчество Иеремии: «Голос слышен в Раме, вопль и горькое рыдание; Рахиль плачет о детях своих и не хочет утешиться, ибо их нет.» (Иер.31:15)? А если они не знали помыслов злого сердца Ирода, то какие они после этого волхвы?
           Я так думаю, что волхвы были именно предсказателями. Они, как и Иоанн Креститель после них, пытались призвать людей к покаянию. «Приготовьте путь Господу, прямыми сделайте стези Его!» (Ис.40:3). Но призыв, чтобы всякое творение увидело свет Спасения, остался гласом вопиющего в пустыне. Лишь те, кто чист и прост сердцем, как пастухи, услышали этот голос и не побоялись пойти за звездой.  И те, кто осенен истиной – волхвы Балтазар, Каспар и Мельхиор - пришли поклониться Сыну Божьему и отдали Ему все свои богатства: золото, ладан и смирну.
           Конечно, сам факт поклонения волхвов не остался без внимания потомков. Он оброс мифами – мифами, приносящими доход мифотворцам. Красивые сентиментальные обряды одаривания маленьких детей конфетками; продажа освященных мелков, чтобы рисовать «В+С+М» (начальные буквы имен волхвов) на дверях домов, где принимают маленьких колядующих. Да и сами волхвы-мудрецы, с течением веков превратившись в трех королей из агитки про дружбу всех рас (Балтазар по ходу мутировал в черногожего, а Каспар – в араба) стали жертвами умелого маркетинга Римской Церкви. В двенадцатом веке их мощи чудодейственным образом были найдены в Милане и перевезены в Рейнские земли. Чтобы вместить столь драгоценные реликвии, привлекающие к себе простаков (а главное, их деньги), нужно было построить огромный Кёльнский собор. А на дарах волхвов наживается православная Церковь – ведь хранятся «те самые» золото, ладан и смирна в монастыре святого Павла в Афоне. Но всё это только мифы и суета сует…
           Мне кажется, что в этот день мы еще раз можем вспомнить о том, что значит для всех душ в этом чуждом мире приход Спасителя. Мы сами должны уподобиться трем волхвам. Они принесли Христу золото (символ царского величия), ладан (символизирующий, что Иисус – Сын Бога Живого) и смирну (благовоние, которым умащивали мертвых, как символ жертвы). А мы можем принести в дар Христу свою любовь к ближнему, и даже к врагам, исполнение Его заповедей и веру, что мы, с помощью Духа Святого, попрем смерть и обретем жизнь вечную.
credentes: (Революція гідності)
Под Рождество 1299 года в горное графство Фуа вернулись братья Отье, Пейре и Гийом. Ранее они были нотариусами, уважаемыми в родном городе Аксе да и во всем графстве людьми. Они жили в почете и отнюдь не бедствовали. У Пейре была жена, которая подарила ему восемь детей, и возлюбленная, родившая ему сына и дочь. А у его младшего брата Гийома была молодая жена и двое совсем маленьких сыновей. Одним словом, нотариусы жили жизнью обычных светских людей.
           Но однажды они читали труд, написанный анонимным катарским богословом. «Золотая легенда» графства Фуа гласит, что тогда братья-нотариусы поняли, что живут в грехе, и что оставаясь в лоне Церкви Римской, не спасут, но погубят свои души. И тогда они, как задолго перед ними сборщик податей Матфей, «бросили деньги на дорогу», оставили свою карьеру, семьи, установленный быт, и ушли в Италию. Там, в Ломбардии и на Сицилии, еще жила Христианская Церковь в изгнании. Там были иерархи, которые могли возложить руки на неофитов и передать им Духа Святого. После трех лет обучения братья Отье получили посвящение и стали Добрыми Христианами. Но это еще не конец истории.
           Окситания, край, где некогда процветала христианская вера, названная после крестового похода «ересью», был охвачен инквизиторским террором. Все Добрые Люди были пойманы и сожжены. Немногим из них удалось бежать в Ломбардию. И теперь на восток, в сторону Италии, были направлены глаза верующих. Изредка, очень изредка оттуда приходили связные, приносившие новости от Христиан и хлеб, благословленный ими. Тогда, на переломе XIII-XIV веков, сложилась ситуация, которая немного напоминает ту, что с точки зрения нас, украинцев, мы наблюдаем сейчас в оккупированном Крыму или «ДНР-ЛНР». Те, кто имел деньги и возможности выехать – выехал. А кто не имел – остался. Братья Отье выехали, вырвались из мира, где правили бал инквизиторы и их ватники клевреты, смогли спасти свои души. Чего им было еще желать?
           Но дома оставались родные и друзья. Они были изнурены и рассеяны, как овцы, не имеющие пастыря (Матф.9:36). Да, вместе с внебрачным сыном Пейре Отье, Бон-Гийомом, приехала и дочь Матьюда со своим мужем. Но это всё. Люди в большинстве своем боятся покидать насиженные места и отправляться навстречу неизвестности.
И тогда братья Отье решили, что пришел час милосердия и для бедных жителей графства Фуа. А также жителей Тулузен, Лаурагэ, Каркассес и Альбижуа, Лиму и Разес. Они отправились в родной край, чтобы принести им Спасение.
Затея была безумной, обреченной на провал. В краю уже столько времени господствовал страх, доносительство, террор. Кюре шпионили за своей паствой и доносили инквизиторам о том, что услыхали на исповедях. Но братья Отье все равно вернулись. Потому что час милосердия пробил. Край ждал своей реевангелизации. С братьями Отье вернулись и некоторые другие христиане, уроженцы Окситании. Маленькая Церковь не насчитывала и пятнадцати человек… но их миссия удалась.
Вера, оказалось, не погасла, а только дремала под слоем пепла. Стоило подуть свежему ветру из Ломбардии, как она разгорелась. Повсеместно Добрым Христианам оказывали приют, помощь, сопровождали их, укрывали, защищали. А Друзья Божьи посвящали других людей, вызвавшихся на служение и не побоявшихся пойти на смертельный риск. Почти десять лет Добрые Христиане давали утешение умирающим, уделяя consolament счастливого конца, спасая души. Столько верующих благодаря им взошло на небо.
А теперь нам некуда смотреть. Ни в Ломбардии, ни на Сицилии, ни в Окситании не осталось больше Добрых Людей, из рук которых исходит Спасение. Только тексты говорят нам искаженным языком инквизиторских показаний. Но что это за тексты! Вот мы слышим голос Доброго Христианина Пейре Отье (писари Бернарда Ги так и не смогли перекривить или уменьшить значения его слов):

"Tы лживо утверждал, что святая Мария, матерь Божья и Господа Иисуса Христа, никогда не была женщиной из плоти и крови, но вашей Церковью, твоей и твоих сообщников, о которой ты говорил, что она есть истинным покаянием, и так, ты клеветнически выдумывал в своем неблагочестии и суетности, догматизируя идею о некоей Деве Марии во тьме..." (приговор Пейре Отье, 9 апреля 1310) [1]

Да, это всё, что нам осталось. Но даже через этот деревянный дискурс к нам пробивается лучик Спасения, который давали Добрые Люди. «Мария, сияющая во тьме…» Ведь Церковь – это собрание святых. Увы, все они уже ушли из этого мира и собрались у престола Отца Небесного. И их общее сияние славы стало как звезда, катящаяся по небу. Ни инквизиторы, ни даже ворота ада не одолеют ее. Она и дальше, до скончания веков, будет сиять, предвещая приход свободы.
Важно увидеть ее и не побояться пойти за ней - этой звездой, мерцающей в кромешной тьме нашего осиротелого мира. Пусть рядом нет Добрых Христиан, показывающих нам пример евангельской жизни, но ведь путь добра остался и он открыт. Нам просто нужно быть твердыми на этом пути. Оставаться верными. Блаженны простые сердцем, как пастухи. Блаженны алчущие и жаждущие правды. Блаженны кроткие и милостивые. Им обязательно явится «многочисленное воинство небесное, славящее Бога и взывающее: слава в вышних Богу, и на земле мир, в человеках благоволение!» (Лук.2:13-14).

Христос родился! Славим Его!




[1]. In ibid.. 41
credentes: (Революція гідності)

«И сказал им: идите по всему миру и проповедуйте Евангелие всей твари» (Мар.16:15)

Некоторые так называемые «специалисты по катарам» представляют нашу Церковь как некий региональный феномен, неотделимый от Окситании. Это так удобно: «земля катаров», «замки катаров» - благодатная почва для туризма. И как здорово пофантазировать на досуге о благородных рыцарях, гарцующих на конях, и не менее благородных дамах, которые перемежали трубадурские рифмы с благочестивыми размышлениями. И в эту радужную утопию как нельзя лучше вписываются суровые «катары» - всегда странствующие (как же иначе?) по этим замкам.

           Но этот бесспорно красивый миф ролевиков и любителей свести Церковь Добрых Христиан к региональной особенности Лангедока – всего лишь сказка. На самом деле, эта Церковь родилась в Иерусалиме, приблизительно в 33 году нашей эры. Иисус Христос сказал Своим ученикам: «Не отлучайтесь из Иерусалима, но ждите обещанного от Отца, о чем вы слышали от Меня, ибо Иоанн крестил водою, а вы, через несколько дней после сего, будете крещены Духом Святым.» (Деян.1:4-5). И еще: «Вы примете силу, когда сойдет на вас Дух Святый; и будете Мне свидетелями в Иерусалиме и во всей Иудее и Самарии и даже до края земли.» (Деян.1:8)

До края земли… Апостолы проповедовали Евангелие и возлагали руки, передавая крещение Святым Духом на иудеев и язычников: эллинов, римлян, парфян и мидян, критян и аравитян. Одни словом, все народы, обитавшие в некогда могущественной Римской империи, могли услышать послание Спасения. С самого начала наша Церковь была кафолической, то есть всемирной. Все души – это дети Божьи, и ни одна не должна погибнуть. Движимые этой экуменической идеей, апостолы и наследники апостолов несли Добрую Весть, то есть Евангелия, все дальше. Им не страшны были преследования сильных мира сего. Они погибали на аренах, от меча или от диких зверей.

Но тогда дьявол, князь этого мира, придумал, как погубить Церковь Христову. Он склонил симпатии светских властей к новой религии и те сделали ее государственной. Нет ничего страшнее искушения властью. Вчера гонимые, некоторые Добрые Христиане превратились в гонителей… И тут же утратили Святой Дух. Они уже не были Добрыми Христианами – но у них был админресурс. И, чтобы скрыть свое отпадение от святости, они узурпировали для себя право называться Церковью Христовой, объявив настоящих служителей Бога еретиками.

Тем не менее, множество Христиан и Христианок в Западной империи и Византии продолжали быть носителями Святого Духа. Они неукоснительно следовали заповедям Христовым, жили в праведности и передавали дар спасать души посредством обряда возложения рук. Как правило, они жили на задворках империй, подальше от больших городов и блистательных столиц с их опасными правителями - архиепископами, епископами, Папами и патриархами. Они жили в небольших монастырях и скитах, когда Европу сотрясали набеги гуннов и норманнов. Слишком бедно, чтобы номадам захотелось их грабить. Когда же, через тысячу лет после Рождества Христова, опустошающие войны прекратились, климат изменился к лучшему, а научно-технический прогресс помог собирать более богатые урожаи, у обычных людей появилось время задуматься не только о хлебе насущном, но и духовном.

И тогда Христиане пришли к своей пастве, раз та нуждалась в них. Они оставили свои бенедиктинские монастыри – ведь Римская курия и епископы выстраивали вертикаль власти и назначали туда настоятелей, не стяжавших Духа Святого и не заботящихся об этом. На переломе тысячелетий о Добрых Христианах, которые неукоснительно соблюдают все заповеди Божьи, узнали современная Бельгия, Голландия, Рейнские земли, север Франции (Камбрэ, Дуэ, Аррас, Амьен). Их видели в Малой Азии и Болгарии – в тогдашней Византийской империи. Они проявились в Италии и Боснии. И, конечно же, в Лангедоке. Окситания была не единственной страной, где вера Добрых Христиан, позже названная «катарской ересью», процветала в мире. В Болгарии, Ломбардии, и Тоскане ею были охвачены целые города. Церковь–узурпаторша давала им различные обидные прозвища: «катары», «альбигойцы», «ткачи», «фифлы», «носящие суму»… Но сами себя они называли просто: христианами.

Они знали, что все те, кто исполняет ВСЕ заповеди Христовы, являются истинными служителями Бога. Только те, кто живут не по законам мира, становятся не от мира, как сказано: «Приблизьтесь к Богу, и (Бог) приблизится к вам» (Иак.4:8) И только из таких святых людей может состоять Церковь Божья. Она была создана в день Пятидесятницы дуновением Духа Святого. Это Божье творение – Церковь Христова. Она как свет во тьме, она не меркнет, тьма не может ее объясть. Она может только на время скрыться из виду, стать невидимой. Но поскольку Церковь Святых – это установление Божье, она не может погибнуть, как и все Его дела. Ее основал сам Господь Наш Иисус Христос, и Ему она и будет принадлежать, до конца времен. Так в Евангелии от Матфея (28,20) говорит сам Господь, Который никогда не обманывает и не подает ложной надежды:

«И се, Я с вами во все дни до скончания века. Аминь».

credentes: (Революція гідності)



Историки философии, которые рассматривают учение Плотина об эманациях, замечают, что он, с одной стороны, основывается на знаменитой метафоре платоновской школы о солнце, которое испускает лучи, но пребывает в преизбытке света, а с другой – на идее о том, что этот свет, в связи с удалением от божественного источника, ослабевает, и поэтому, в конце концов, меркнет. Отсутствие света и блага Плотин понимал как материю, возникающую в результате такого оскудевания бытия. То есть, материя для него и других школ неоплатонизма представляла настолько низший уровень бытия, что становилась небытием.

Библия с ее творением как актом воли Творца и тем, что то, что создал Творец «хорошо весьма», находилась в явном противоречии с этой концепцией. Да и Евангелие говорит о другом свете, который «во тьме светит, и тьма не объемлет его». Тем не менее, христианство, как в ортодоксальном, так и в неортодоксальном своем виде все же восприняло теорию эманаций. Причем разные элементы этой теории были подняты «на щит» разными его направлениями. Наиболее интересными в этом плане мне представляются подходы Фомы Аквинского и катарского епископа и теолога Джованни де Луджио.

Фома Аквинский, подобно неоплатоникам, понимает зло как «недостаток блага» (privatio boni), а этот самый недостаток происходит от того, что в мире существует иерархия более и менее совершенных видов бытия. Иерархия эта установлена Богом для того, чтобы «благо могло реализовать себя в полном объеме». Из этого, согласно Фоме, происходит порча, тленность и разрушаемость вещей. То есть, "Deus quasi per accidens causat carruptionem rerum" – "Бог как бы косвенно, случайно – per accidens - является причиной разрушимости вещей" (I, 49, 2с). Можно сказать, что теория эманаций с ее ступенчатой иерархией для Фомы Аквинского сделалась основой его теодицеи. Бог не создает совершенных вещей в этом мире, для того, чтобы благо было более видно на фоне зла, как тень делает более ярким свет.

Райнерий Саккони, описывая полный трактат Книги о двух началах, говорит о том, что в нем автор Кнги, катарський епископДжованни де Луджио сравнивает Божье творение с тем, как солнце испускает лучи – то есть, все, что создано Богом, происходит из Его собственной природы, «из того, что существовало ранее». На этом Джованни де Луджио основывает свое учение о творении, говоря, что все творения Бога совершенны, как и Он Сам (а не созданы из ничего, и потому вечными быть не могут). И далее он пишет о «попущении злу: «Бог терпит, что Его омерзительный враг временно преуспевает в своей злобе и кознях против Его творений, позволяя, чтобы с ними так поступали по причине их грехов… что Князь мира сего «создан» Им не по сути (simpliciter), но как бы косвенно (improprie) и в результате несчастного случая (per accidens).» Похоже на фразу из Фомы? Похоже. Но только на первый взгляд. Ведь Фома Аквинский имеет в виду, что Бог еще и Сам по Себе является причиной разрушимости вещей, поскольку Он пожелал, чтобы вещи существовали, но не смог сделать их совершенными. В системе координат Джованни де Луджио Бог создал все совершенным, но в Своем Царствии, а не в этом мире. Богу этот мир не принадлежит, он как бы «не Его». Существование мира – постоянная нестабильность, он и существует-то только потому, что Бог есть (как источник бытия вообще). Бог вынужден терпеть это этот мир, разрушимость вещей, как козни дьявола и господство зла «по разумной причине», пока, наконец, не настанет ситуация, которую Он может использовать к спасению Своих детей, восстановлению Своего творения и воссоединения с Собой.

Если вернуться к платоновской метафоре, о которой мы говорили вначале, то получается, что в философском, схоластическом катаризме, Бог действительно является солнцем, которое испускает лучи и пребывает в преизбытке блага. Но при этом эти самые лучи, этот свет, не ослабевают по мере проникновения во тьму, а, как говорит нам Писание «тьма их не объемлет». Все качества Бога неотделимы от Него Самого. Всезнание, всемогущество, всеблагость не являются качествами, которые можно убавить. Отсутствие хоть одного из них превратит Бога в нечто иное. Каждое из них в абсолютном плане соединено с другими, и ничто не может быть отделено. Поэтому можно сказать, что Бог Сам является добром, всемогуществом, мудростью, верностью, праведностью, истиной, и так далее. Он не может делать зла, потому что не хочет делать его. Ведь Бог и Его воля – тоже одно и то же. «Если Бог не хочет зла, если Он не хочет ни лгать, ни разрушать Сам Себя, то несомненно, Он этого и не может. Ибо Бог в своем всеединстве чего не хочет, того и не может; а то, чего Он не может, того и не хочет. В этом смысле следует сказать, что способность грешить и творить зло… не является свойством истинного Господа Бога. Причина этому такова: всё, что мыслится о Боге, как о Его атрибуте, и есть Сам Бог, ибо Он не состоит и абсолютно не содержит в Себе никаких «акциденций», как учат доктора. Отсюда следует неизбежный вывод о том, что сам Бог и Его воля – это одно и то же. Благой Бог, таким образом, не может[1] ни лгать, ни совершать всех злодеяний, если Он не хочет, потому что этот истинный Бог не может делать то, что Он не хочет, поскольку – повторим – Он Сам и Его воля – одно и то же.»

Солнце в данном случае неотделимо от своих лучей, а они являются божественным светом. Все, что порождено божественным источником, таким и остается. Никаких эманаций.




[1] В смысле: не способен








credentes: (Революція гідності)

Ангелы сказали женщинам: «Что вы ищете живого между мертвыми? Его нет здесь: Он воскрес…» (Лук.24:5,6)

Эти слова, сказанные в гробнице, кажутся странными. Живые женщины пришли почтить память мертвого, а некто называет их – ходящих по земле, дышащих, едящих и пьющих – мертвыми, а лежащего уже второй день в гробу – живым.

И по этому поводу я вспоминаю совсем другой разговор. В 1293 году Пейре Отье – тогда еще не Старший маленькой группы Добрых Христиан, а обычный гражданский нотариус на службе графа Роже Берната III де Фуа – прогуливался в районе Эн Кастель за стенами города Акса. Ему сопутствовал его зять, нотариус из Лордата (и по совместительству врач) Арнот Тиссейр. Этот человек был женат на дочери Пейре, Гильельме. Молодая женщина и стала причиной встречи, прогулки и беседы. Нотариус из Акса потребовал от нотариуса из Лордата отчет, почему тот «сурово и жестоко» обходится со своей молодой женой. Но это только начало разговора. Когда семейный вопрос был улажен (стороны сошлись на том, что мужья должны быть терпеливыми, но и жены не должны слишком сильно испытывать их терпение), собеседники перешли к более высоким материям. Пейре Отье выдвигает перед Тиссейром один из наиболее тонких и классических «софизмов» катарской экзегезы Нового Завета:

«Арнот, вот что сказано в Евангелии от святого Иоанна: «В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог. Оно было в начале у Бога. Всё чрез Него начало быть, и без Него ничто начало быть…(Sine ipso factum est nihil)» (Иоан.1:1-3).

           Арнот Тиссейр – по крайней мере, он пытается убедить в этом допрашивающего его инквизитора – попытался объяснить эту цитату с католической точки зрения. Дескать, Бог создал все вещи, и ничто не создано без Него. Нотариус и врач Лордата даже процитировал в подтверждение этого тезиса Деяния апостолов (Деян. 14, 15): «Бог сотворил небо и землю, и море и всё, что в них».

Однако Пейре Отье разворачивает перед Арнотом катарское, «дуалистическое» прочтение Пролога от Иоанна. Латинское слово «nihil» имеет двойной смысл. Оно означает как ничто, так и небытие. Таким образом, катарская интерпретация является следующей: «Все Бытие через Него стало быть, а без Него небытие стало быть». Таким образом, Добрые Люди считали (и Пейре Отье демонстрирует здесь хорошую осведомленность с теологическими трактатами катаров), что существует некий другой творец, породивший «небытие». И это небытие есть этот, видимый и преходящий, мир.

«Он [Пейре Отье] сказал мне, что эти слова не означают того, что сказал я, но означают, что всё чрез Него стало быть, а также, что всё без Него стало быть… Он сказал мне, что смысл этого отрывка был следующим: «без Него стало быть ничто», то есть, «все вещи без Него стали быть».

Это очень старинная экзегеза, фундамент раннего христианства. Достаточно вспомнить хотя бы цитаты из Иоанна (12:31; 14:30; 16:11), где дьявол назван «князем мира сего». Согласно теологии катаров, латинское слово «всё» (omnia) – категория универсальная. А посему есть всё, созданное Богом, и «omnia male» – универсальная категория зла. Не течет из одного источника сладкая и горькая вода, и царство, разделенное в себе, падет. А потому универсальные категории добра и зла имеют разное происхождение и природу. «Всё, что было в Нем, было жизнью» - говорит Пролог от Иоанна (1:4). Это новая земля и новое небо, о которых говорят Исайя (65:17) и Откровение (21:1). Эта omnia – вещи благие и непреходящие, вечные, это жизнь.

А что же тогда этот мир? О нем сказано у Екклесиаста: «Суета сует и всё суета». Можно ли говорить о Божьем творении, что оно – суета? Подобно находим множество указаний на то, что этот мир во зле лежит, и кто ищет дружбы с этим миром – враждует с Богом. В этом мире царствует грех и смерть. В нем по-настоящему никто не живет. Всё, что создало злое начало, что «без Него начало быть», есть nihilне-Бытие. А, следовательно, вещи преходящие, подверженные греху, Бытия не имеют. Они только существуют. Возникают, чтобы неукоснительно двигаться к своему концу, к небытию. И тела земные – не исключение. Женщины, пришедшие со своими притираниями ко гробу, мертвы, ибо подвержены смерти. А Господь Наш Иисус Христос, в Царствии Отца Своего – жив.

А что же души Божьи? Они родом из Царствия, из истинного Бытия. Они были захвачены в этот мир зла, облеклись в плащи смертной плоти. Но поскольку они родом из Царствия, они вечны, непреходящи. И души могут уповать на то, что и они воскреснут к вечной жизни. Этот мир зла рано или поздно, но вернется к своему полному Не-Существованию. Об этом говорит апостол Петр (2-е Петр.3:10): «тогда небеса с шумом прейдут, стихии же, разгоревшись, разрушатся, земля и все дела на ней сгорят.» Но те, кто ждет освобождения, кто готов следовать за Христом и апостолами Его, не должны бояться этого: «Впрочем мы, по обетованию Его, ожидаем нового неба и новой земли, на которых обитает правда» (2Пет.3:13). Господь Наш показал нам пример, как совершить этот скачок из смерти в жизнь. Он сказал: «Встаньте, пойдем отсюда» (Иоанн 14:31), имея в виду – отриньте всякий грех, который приводит к смерти, возьмите на плечи крест добрых дел и следуйте за Мною.

И когда мы говорим: «Христос воскрес, воистину воскрес!», мы знаем, что и для нас возможно воскресение, и что двери небес еще не закрыты.

credentes: (Революція гідності)

«Ученики сказали Ему: Равви! давно ли Иудеи искали побить Тебя камнями, и Ты опять идешь туда?» (Иоан.11:8).

Хочу снова поговорить о мужестве, хоть о нем, в связи с последними событиями, было сказано немало. Это важный элемент веры. Без него не осуществлялось бы служение. Господь Наш сказал, что Он не творит ничего от Себя, но только по воле пославшего Его Отца. Ученики Христовы пошли по миру, проповедуя Евангелие всем народам, как заповедал им делать это Христос. И он сказал им: «Вот, Я посылаю вас, как овец среди волков…» (Матф.10:16; Лук.10:3) «Если будут гнать вас, бегите из города в город». И о своем служении Он знал, что князь мира сего руками злых людей сделает все возможное, чтобы убить Его. И он молился в Гефсиманском саду, говоря: «Отче Мой! Если возможно, да минует меня чаша сия! Впрочем, да будет не Моя воля, но Твоя» (Матф. Марк, Лука).

Нотариусы из пиренейского графства Фуа, Пейре и Гийом Отье, отправились в 1295 году в Италию, чтобы там посвятить себя Богу и стяжать Духа Святого. Они жили возле Акви – такого созвучного их родному Аксу, а потом, под Рождество 1299 года, вернулись в родной край. И началась религиозная реконкиста. Край, который пережил ужасы крестового похода против альбигойцев, костер Монсегюра и почти сотню лет репрессий, все еще хранил в глубине сердца веру отцов. Хватило только искры, чтобы большая часть Окситании, от графства Фуа до Нижнего Керси снова устремилась к Добру. Братья Отье были не одни: некоторые христиане, как Бернат Одуэ, Амиель из Перль, Пейре Раймонд из Сен-Папуль, Андрю из Праде, пришли с ними из Италии. Но появились и послушники, а затем и новые христиане: Жаум Отье, сын Пейре, Понс Бэйль, Арнот Марти, Гийом Белибаст… Но репрессивная машина Инквизиции действовала четче, эффективнее и беспощаднее, чем преследования фарисеев и язычников в первые века христианства. Тех, кого называли еретиками лишь за то, что они безукоризненно придерживались заповедей Христовых, поймали одного за другим и сожгли.

Знал ли Пейре Отье, бывший нотариус графа Фуа, что его реконкиста будет недолгой? Что затея обречена на провал? Что не только он, но и его сын Жаум и те, кто устремился вслед за ним, станут долей огня? Если бы он оставался в относительной безопасности в Италии, то, несомненно, прожил бы дольше и, будучи христианином, облеченным в Дух Святой, получил бы такую же награду в небесах. Но он вернулся в Акс. Потому что в его родном краю «нива побелела и поспела к жатве» (Парафр. Иоан.4:35). Он был делателем жатвы и творил так, как заповедал ему Христос и Евангелия.

По сути, свобода – это невозможность не творить Добро. Тот, кем водительствует Дух Святой, только так может жить. Призвание Христианина - проповедовать Евангелие и нести Спасение душам, и Пейре Отье был как камень, пущенный из пращи Господа. Конечно, он знал, что бросает вызов слишком могучей репрессивной машине. Он знал, что она сделает все, чтобы изловить его и сжечь его тело. Но он не мог иначе. Многие скажут: «Он полез в самое волчье логово». Но это волчье логово – весь наш мир.

Ученики отговаривали Господа идти в Иерусалим. Они приводили веские доводы. Разумные аргументы. Но «если пшеничное зерно не умрет, то останется одно. А если умрет – то принесет много плода» (Иоан.12:24) И на этот час Он пришел (Иоан.12:27). Пришел, чтобы освободить нас из рабства князя мира сего, дать жизнь вечную. И его встречали в Иерусалиме как победителя. Нива созрела и настал Час Милосердия. И если мы будем мужественны, мы будем достойны свободы. Будем достойны делателей жатвы. Которые непременно придут.

«Я Господь Бог ваш, Который вывел вас из земли Египетской, чтоб вы не были там рабами, и сокрушил узы ярма вашего, и повел вас с поднятою головою.» (Лев.26:13)

Profile

credentes: (Default)
credentes

September 2017

S M T W T F S
     1 2
3456789
10111213141516
17 181920212223
24252627282930

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 22nd, 2017 04:36 am
Powered by Dreamwidth Studios