credentes: (Революція гідності)
Один из мифов о создании человека и его падении подчеркивает идею о равном количестве падших и избранных ангелов:

Они говорят, что падшие ангелы, услыхав, как Сатанаил обещал Отцу, что заполнит опустевшие их места в небе расой людей (см. Матф. 18:29), стали похотливо смотреть на дочерей человеческих, и взяли их себе в жены, чтобы их семя вернулось на небо, на место их отцов. Ведь сказано: «Сыны Божии увидели дочерей человеческих, что они красивы, и брали [их] себе в жены» (Быт.6:2)… Из этого союза родились гиганты, которые восстали против Сатанаила и заявили людям о его отступничестве. Вот поэтому он, разгневанный, низринул на них потоп и истребил им всякую жизнь. Только Ной, который не имел дочери, не знал о его отступничестве и продолжал служить ему и дальше (Зигабен). [1]

        
Read more... )
credentes: (Революція гідності)
          II.1.1 ДОГМАТИКА

            По мнению Козьмы, еретики «отрицают Закон, данный Богом Моисею». Он обращается к ним:
            «Какую же ложь вы нашли у пророков, чтобы отрицать их и не принимать книги, написанные ими?
            Еретики ни во что не ставят великого и славного Давида, и отрицают слова, которыми Дух Святой говорил чрез его уста» .[1]
            Евфимий из Периблептоса обращается к ним: «Вы не признаете Ветхого Завета» [2].
            Евфимий Зигабен упоминает об исторических книгах: «Они отрицают все книги Моисеевы вместе с Богом, о Котором в них говорится, а также все другие последующие книги». [3]
            Богомилы, по мнению Козьмы, говорят:
          
«Мы не почитаем Давида и никого из пророков, но только Евангелия. И мы живем не по закону Моисеевому, но по закону апостолов» [4].

         
Read more... )
credentes: (Революція гідності)
Раздел II

Историческая преемственность

           Как мы видим, вся Западная Европа признала болгарское происхождение ереси. Однако некоторые авторы, более проинформированные или испытывающие потребность определить отличия между школами, приводят подробности. Например, Дюран из Уэски сравнивает западные школы с соответствующими, по его мнению, тремя восточными школами: греками, болгарами и драговичанами. Термин «Греки» был полностью заменен у итальянских авторов термином «Славяне» или «Славони»[1], что, конечно же, относится к боснийским и далматинским патаренам.
           
Read more... )
credentes: (Революція гідності)
Я начала переводить эту книгу еще в августе 2013 года. Тогда я еще возмущалась тем, как можно терпеть этот режим. Я думала, что мой народ ни на что не способен. Но я ошибалась. И когда началось, я с радостью это поддержала, и ни о чем не жалею. А потом было много, в том числе и предательство друзей. Все так, как здесь и рассказывается. Одним словом, жизнь. Итак.

Анн Бренон. Катарские женщины. Вступление

Анн Бренон. Катарские женщины. Ч1. Небольшая хроника обычного катаризма

Анн Бренон. Катарские женщины. Ч.1.1. Пейронна и Арнода во время крестового похода. Окончание

Read more... )

credentes: (Революція гідності)
Р
Рабат (Арпейс де) – см. Перейль.
Рабат (Жерод де) – муж Арпейс, рыцарь из Монсегюра.
Рабастен (Брайда де) – местная дама, потом Совершенная.
Рабастен (Пельфорт де) – сын Брайды, совладелец.
Рабастен (Финас де) – еще одна дочь Брайды, см. Финас де Торияк.
Рабастен (Эксклармонда) – дочь Брайды, Совершенная.
Разер (Раймон) - житель Камбиака.
Разер (? и ?) – мать и сестра Раймона, Совершенные.
Раймон VI Тулузский.
Раймон VII Тулузский.

Read more... )
credentes: (Революція гідності)

М

Ма (Бернар дю) – брат Ориберта и других, совладелец Ма.

Ма (Гайларда дю) – сестра совладельцев, Совершенная.

Ма (Гайлярд дю) – брат Ориберта и других, совладелец Ма.

Ма (Гарсенда дю) – мать Гайларды и совладельцев, затем Совершенная.

Read more... )

credentes: (Революція гідності)
Д
Дайд (Бернар) – житель Кабардес
Дайд (Пьер) – кузен Бернара, житель Прадель и Отпуля.
Дельпеш (Гийом) - Старший Сын епископа Тулузен.
Дем (Гийом де) – рыцарь из Монжискара, муж Диас
Дем (Диас де) – дама из Тулузен.
Джованни де Луджио – итальянский катарский теолог.
Read more... )
credentes: (Революція гідності)
СПИСОК ИМЕН

Этот список содержит следующие имена: известных исторических персонажей, лиц, дающих показания, лиц, упомянутых в этой книге как минимум дважды, а также всех упомянутых здесь Совершенных мужчин и женщин.

А
Абит (Жирод) - катарский диакон Рабастен, затем епископ Каркассес.
Агюйе (Раймон) – катарский епископ Разес.
Азема (Жирод) – Совершенный из Пюилорана.
Азема (Раймон) – рыцарь из Лантарес.
Айкарт (Арнод) – сержант из Монсегюра.
Аймерик (Гийом) – брат Оренжа.

Read more... )
credentes: (Революція гідності)
Благодарности

Прежде всего, Жану ДЮВЕРНУА, который любезно передал в мое распоряжение свою расшифровку Тулузской рукописи 609, что позволило мне избежать долгого сидения над плохим микрофильмом. И за всё, что было сделано и сказано о катаризме и катарах.
Мишелю РОКБЕРУ за диалог об Арноде де Ламот и Гийоме Гарнье, храбром погонщике волов из Лантарес. Диалог, выводов из которого я жду с нетерпением…
Жан-Жаку БЕДЮ, рыцарю информатики без страха и упрека, который помог мне разобраться в системе WORD.
Николя, Брижит и Мари Поль, а также всей команде Центра катарских исследований Рене Нелли, которые терпеливо и по-дружески поддерживали меня в напряженный период редактирования этой книги.
Моей матери, которая в течение всего этого времени постоянно сидела с ребенком.
И, конечно, Жану Луи.


Read more... )
credentes: (Революція гідності)
Дух времени

Я долгое время верила, что на самом деле катаризм был искоренен из истории не столько железом, огнем и процедурами королевского и инквизиторского порядка, сколько появлением еще одного измерения в истории менталитета, обновлением, которое вдохнул в средневековую христианскую духовность Франциск Ассизский и его братья, открыв наново – или даже вообще открыв – человеческий, страдающий, кровавый аспект природы Христа. Действительно, новая францисканская мистика, основанная на любви Сына и Его трагическом воплощении, мистика, символом и живым призывом которой стал сам Франциск, первым получивший стигматы в готические времена, внесла огромный вклад в переориентацию средневекового христианства. Ведь в романские времена, как ортодоксия, так и ересь, ориентировались на далекого Отца, на Святой Дух, который был голубкой, Параклетом, и более интеллектуальным, чем чувственным просветлением.

Read more... )
credentes: (Революція гідності)
Кастеллянка и пастушка

Гильельма Маури, двадцати лет или может чуть больше от роду, в удушающей августовской жаре, попала на эту пропащую низину, затерянную между другими землями, по другую сторону Гаронны, у самых границ Гаскони. Гильельма, совсем одна на этих дорогах, на пыльных трактах, среди сжатых полей, среди лугов, где животные бегут от жары и спят, распластавшись, в рощах. Гильельма одна спешит в звенящей жаре, Гильельма, которая идет навстречу судьбе и пытается сделать невозможное – защитить Старшего. Гильельма, которая идет под палящим солнцем по дорогам Бёпуй. И там, в этом ярком летнем свете, видит ли она, как за горизонтом из-за холмов, вырисовывающихся перед ней, выглядывает пеш, пуй[1] - круглый холм с мягкими очертаниями, на котором возвышается колокольня, деревня и укрепления, место, где она достигнет апогея своего пути?

Read more... )
credentes: (Революція гідності)
ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Туманы Монтайю

Катарская женщина. История Гильельмы Маури

Перед тем, как окончательно завершить книгу о катаризме и женщинах, которые его приняли, мы встретимся с маленькой крестьянкой из Монтайю. Ведь она может принести нам последнее свидетельство: своей скромной жизни, своей примерной верности и упрямой преданности. Сегодня на Монтайю опустились туманы, и я говорю это по той простой причине, что в этот сентябрьский день я счастлива со всей страстью ринуться в приключения с фотографиями: суровый горный климат не единственная причина этому. Со времени прекрасного литературного успеха книги Монтайю, окситанская деревня Эммануэля Ле Рой Лядюри, Монтайю, в которой автор, естественно, был, в какой-то степени стала символом мира легкомысленных пастушек, еретических кастеллянок и фольклорного катаризма. Разумеется, следует сказать слово и об этой своего рода патетической звезде, которой сделалась Беатрис де Планиссоль, и о ее любовных похождениях с не совсем заслуживающим уважения деревенским попом, этим Пьером Клергом, который выдал всех своих земляков. Но в той же Монтайю, во времена последней Церкви еще были верные люди, осознававшие свои религиозные вовлечения, даже среди простых крестьян.

Read more... )
credentes: (Революція гідності)
Последнее слово катаризма

Приняв смерть из рук клерикальных палачей, вся маленькая Церковь, как и Сибилла Бэйль, как и Гийом Белибаст, показала своей смертью, что ее послание надежды лучше и возвышеннее, чем послание преследователей. Чем ожесточеннее инквизиторы уничтожали последних пастырей и бросали тем, кого считали извращенцами и преступниками, абсолютную анафему своего вечного проклятия – тем больше эти пастыри соответствовали в реальности своему евангелизму с человеческим лицом. Но, к сожалению, официальная Церковь в то же самое время очень просто лишила этих пастырей всех способов выразить эту правду, поскольку заткнула им рот как в прямом, так и в фигуральном смысле этого слова. Что на самом деле проповедовали Добрые Люди, оказавшись в капкане преследований и страданий? Конечно, они не упускали возможности высмеивать и даже оскорблять католических священников и прелатов, называя их волками пожирающими, их Церковь – злобной Церковью Римской. Конечно, они очень успешно использовали серьезные евангельские упущения своих противников, и их окончательным аргументом было резюме известной притчи о благих и дурных деревьях, о благих и дурных плодах. Этот аргумент они приводили с достаточным основанием, чтобы показать, что ни Бог, ни Церковь Христова не могут использовать зло, чтобы противостоять злу, и что по средствам зла - страданиям и насилию – можно безошибочно разгадать злого вдохновителя. Впрочем, эти аргументы были резюмированы через столетие в следующем предложении, которое принадлежит перу вальденсов, но которое, скорее всего, не могли бы не использовать катарские проповедники: «Среди гонимых и гонителей (истинные) Христиане всегда гонимы» [1].
Read more... )
credentes: (Революція гідності)
Последнее слово Белибаста

Гийом Белибаст имеет очень дурную репутацию в современной литературе. Прежде всего, в нем видят Совершенного-неудачника, и даже развратника, не способного соблюдать обет целомудрия. Более того, со всей суровостью напоминают также, что он – всего лишь необразованный крестьянин, сделавший карьеру Совершенного случайно и без особого призвания, чтобы скрыться в катарском подполье от светского правосудия за убийство пастуха. Будучи Совершенным удачи и неудачи, плохо образованным и подготовленным, плохо справлявшимся с искушениями этого мира, Белибаст понемногу всем этим был, что, впрочем, не помешало ему даже вот таким образом привлечь к себе определенные симпатии[1]. Однако он, по крайней мере, не остановился там, где другие отступали: он достиг счастливого конца, вступив на костер, которого вполне мог бы избежать, отрекшись: Жак Фурнье несомненно был бы счастлив предложить своей пастве в 1321 году поучительный спектакль торжественного отречения в Памье последнего катарского Совершенного. Однако он передал Белибаста инквизитору Каркассона, скорее всего, Жану де Бону. Тот, в свою очередь, передал его в руки светской власти, а именно его светскому сеньору архиепископу Нарбоннскому, который без особого шума сжег его в Виллеруж-Терменез, где уже не надо было показывать поучительных примеров[2].

Read more... )
credentes: (Революція гідності)
Гуманизм и добродушие

Эти улыбки и шутки, эти искры юмора – которые, возможно, не всегда отличались хорошим вкусом – только крохи из множества подобных вещей. Ныне я выявила и выставила их здесь, потому что хочу, наконец, покончить с имиджем сурового поведения и печальных речей, которые якобы превалировали в катарском обществе. Так не было даже во времена самых ужасных преследований. (Без сомнения, в начале XIII века, когда все было спокойно, это общество, наверное, было очень радостным. Но, к несчастью, об этом периоде у нас слишком мало документов, потому что практически все они исходят от преследователей. Счастливые люди в историю не попали[1]).

Read more... )
credentes: (Революція гідності)
Юмор и рационализм

И прежде всего, мы не можем сказать этого о Пьере Отье, который, конечно, очень отличался от образа сурового и безрадостного старика, елейного, несколько хищного, который непонятно почему связан с его именем. Конечно, после 1300 года он был уже старым человеком, и все свидетельства в этом аспекте совпадают между собой. После возвращения из Италии ему могло быть между пятьюдесятью и шестьюдесятью годами, и конечно, на него смотрели как на старика, особенно по сравнению с его сыном Жаком, который часто его сопровождал. Но он ни в коей мере не был «рыцарем печального образа». Обрывки его юмора все еще можно обнаружить в реестрах Инквизиции.

Read more... )
credentes: (Революція гідності)
25
СЛОВА ЕРЕТИКОВ

У очага Монтоливы

Однажды прекрасным летним утром две молодые женщины и юноша двадцати лет весело шагали по дороге, соединявшей Арк и Лиму. Молодые женщины были соседками, а их мужья – овцеводами. У одной из них, Сибиллы Пейре, было уже много детей, а Маркезия Ботоль совсем недавно вышла замуж. Их сопровождал брат последней, Гийом Эсканье. Они попросили его об этом, поскольку дороги в эти первые годы столетия были не очень безопасны. На самом деле, они решили между собой приготовить прекрасный рыбный паштет для Пьера Отье, Доброго Человека, который, по причине своих обетов, не мог есть мяса и должен был довольствоваться рыбой, когда не постился один день из двух на хлебе и воде. И этот паштет они несли ему в Лиму, где он в то время находился, под сенью большого и красивого дома Мартина и Монтоливы Франсе, верных друзей Добрых Христиан.

Read more... )
credentes: (Революція гідності)
Кольцо Монтоливы

В тот же день женщины из этой семьи, находившиеся чуть живые в недрах инквизиторской тюрьмы в Тулузе, тоже получили свой приговор.
Раймонда, дочь этого дома, видела у своих родителей, Раймона и Бернарды де Лантар, множество подпольных Совершенных - Пьера Отье и его сына Жака, Амиеля из Перль, Пьера Раймона из Сен-Папуль. Она их слушала, поклонялась им, ела хлеб, благословленный ими, верила, что они – Добрые Люди, которые говорят правду и придерживаются благой веры, спасающей душу. Она даже заключила с ними пакт convenenza.
Read more... )
credentes: (Революція гідності)
Виноградник Филиппы

Большая книга приговоров Бернарда Ги содержит имена двадцати пяти верующих, сожженных за рецидив или за отказ отречься, в Тулузе, между 1308 и 1321 годами. Приговоры 1322-1323 гг. касаются уже только вальденсов и бегинов. Поскольку не сохранилось приговоров ни Жоффре д'Абли, ни его непосредственных преемников, можно предположить, сравнивая информацию из разных источников, что количество сожженных как минимум в Каркассоне тоже должно было возрасти. Одной из самых первых жертв, вписанных в книгу Бернарда Ги, была Филиппа из Тунис, которую мы уже знаем.
Read more... )

Profile

credentes: (Default)
credentes

September 2017

S M T W T F S
     1 2
3456789
10111213141516
17 181920212223
24252627282930

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Page Summary

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Oct. 22nd, 2017 02:35 am
Powered by Dreamwidth Studios