credentes: (Default)
credentes ([personal profile] credentes) wrote2017-06-03 11:15 pm

Жан Дювернуа. Религия катаров. Р. III.Доктринальные топосы. Дуализм (продолжение 1), душа, дух,

 Душа = кровь (III.4.2.)

 

            Этот взгляд, происходящий из Книги Левит, был широко распространен. Мы находим его у Филона, Клемента Александрийского, Тертулиана, Мелитона из Сардоса[1] и Оригена[2].

 

Дух (III.4.3.)

 

            С понятием Духа как дополнительного божественного элемента были знакомы Ириней и Тертулиан. Последний находил термин ηγεμονιχον, разумеется, у стоиков, но также в Септуагинте, где упоминается «Главный Дух», о котором говорит и Вульгата. Это же определение мы находим и у Клемента Александрийского[3].

            Возможно, для катаров греческое выражение ηγεμονιχον πνευμα выходило за границы буквального толкования 1 Пет. 1:12, и означало не столько третье лицо Троицы, сколько общность божественных духов.

            Если верить святому Иерониму, у Оригена была именно такая концепция: «Святой Дух, который ниже Сына, обитает в каждом святом человеке». [4]

 

Имя Христа (IV.1.1.)

 

            Идея, согласно которой Христос принял имя Иисус только на время воплощения, может быть выведена из дословной экзегезы Лук. 1:31 («и наречешь Ему имя: Иисус»), но также нельзя отбрасывать гипотезу о существовании традиции, согласно которой новозаветные имена должны были базироваться на именах, современных Моисею (Иисус – Жошуа, Мария – Мириам, Елизавета и т.д.).

            Обратная типология – когда Жошуа является праобразом Иисуса – классическая (Тертулиан) [5]. Но для иудео-христианской среды, которая инспирировала написание Корана, типология могла иметь только обратную силу. Иисус является сыном Мириам, а та была сестрой Моисея (и дочерью Имран).

            В любом случае, мнение катаров (Иисус имел имя Иоанн) не появляется в древности и об этом не пишет ни один ересиолог.

 

Природа Сына (IV.1.2.)

 

            Адопционизм и цель миссии Христа прослеживаются[6] в Комментарию к Псалму 11,8 Оригена:

 

            Как человек, он остался в икономии (спасения), он был поставлен наследником всего, для того, чтобы спасти, как свое собственное наследие, тех, которые были святотатственным образом разбросаны по миру дьяволом и его товарищами, силами погибели. [7]

 

            Совпадение с катарской экзегезой «In propria venit» является удивительной.

 

Нисхождение и кенозис (IV.1.3.)

 

            Взгляд, согласно которому воплощение было скрыто от мира, и прежде всего от дьявола, опирается в основном на 1 Кор. 2:6-8. В первых веках он был распространен повсеместно. После цитирования Игнатия, Ориген говорит: «По воле Христа было, чтобы дьявол не знал о пришествии Сына Божьего» [8]. Этот взгляд разделяли Маркион[9] и гностики[10], а также Ириней, позже Григорий Нисский, который заимствует у Оригена мотив сошествия (ϰαταϐασις)[11]

            Этот взгляд был выразительно осужден четвертым сборником анафем Юстиниана[12] и седьмым Константинопольским Собором 553 года, направленным против «оригенистов». [13]

            С другой стороны, идея, согласно которой Христос был распят в другом месте, а именно в высших небесах, была приписываема только Оригену, согласно письму Иеронима к Авитусу[14].

 

Адомбрационизм (IV.1.4.)

 

            Использование слова «тень» для различия между Иисусом воплощенным и Христом небесным, характерно для оригенизма. Он опирается в этом, в частности, на Плач.4:20, но прежде всего, на всю дихотомию действительности, вечной и земной[15]. Уже Клемент Александрийский сказал: «Тень славы Спасителя… это Его нисшествие в эту юдоль» [16] .

            В своей второй Гомилии In Canticum Ориген выражает мнение, подкрепленное цитатой Лук. 1:35: «Рождение Христа происходит из тени… началось оно в Марии от тени Его». [17]

            В латинском западноевропейском мире использование термина adumbratio в значении «набросок» было повсеместным, особенно, в заглавии трудов. Винсент из  Леринс, однако, видит в этой формулировке идеи докетизма:

 

            Слово Божье стало человеком… чтобы взять то, что является нашим, не обманчивым образом и не поверхностно (fallaciter et adumbrate), но истинно и полностью» [18].

 

Докетизм – чудеса (IV.1.5-1.6.)

 

            После принятия докетизма Юстином, а позже гностиками, он исчезает из Великой Церкви благодаря усилиям Иринея.

            Однако, по мнению Фотия, Клемент Александрийский сохранил его в своем Hypotyposes: «Слово не должно было воплотиться, но только принять такой вид». [19]

            В любом случае, что касается чудес, Ориген имеет взгляды полностью спиритуалистические. Перечисляя чудеса в своем комментарии к Матфею, он говорит: «Я считаю, что это рассказы о различных душах, которых Иисус исцеляет, воскрешая их», а позже он заходит еще дальше в этом символизме[20]

 

Иоанн Креститель - Мария (IV.2.1.)

 

            Идея, согласно которой Иоанн Креститель является демоном, и даже демиургом, появляется только у гностиков, а именно у Гераклиона. [21]

            Следует однако отметить, что для Оригена он является ангельским созданием[22], в то время как в Гомилиях Клементинских он представлен как главный противник Христа, а его преемником является Симон Маг[23].

            Быть может, стоит обратить внимание также на то, что существует традиция, приравнивавшая Предтечу к утренней звезде, «той, которую астрологи называют Люцифером», говорит Скот Эриугена[24].

            Аллегорические концепции касательно Марии не несут в себе ничего оригинального. Катарская интерпретация Матф.12:50 и Галатам 4:26 является слишком буквальной, но богомилы, считавшиеся theotokoi, поскольку они были учениками, наследовали в этом только Иоанна Златоуста. [25]

            В Вознесении Исайи Мария четко описывается как ангел[26].



[1] Cм. Bréhier, op. cit., p. 134 ; - Spanneut, op, cit., pp 181,193, 194..

[2] Entretiens avec Héraclide, изд. J. Scherer, Le Caire 1969, pp. 144-164.

[3] См. По этому поводу Spanneut, op. cit., pp. 143-146 ; 159460, 171-174 ; - Hering, op. cit., p. 32.

[4] Ad Avitum : Spiritum sanctum inferiorem Filio, in sanctis quibusque versari, изд. Labourt, op. cit., t. VII, p. 97..

[5] Adversus Marcionem IV, 7 : Jesum nomen Dei esse in filio Nave..

[6]  R.Cadiou (op.cit., supra,  прип. 38, р.100) подробно описывает этот адопционизм, связанный с воплощением в человека. В общих чертах  он описывается у J.Schultz Die Christologie des Origenes in Zusammenhang seiner Weltanschaung in Jahrbucher fur protestantische Theologie, 1875, p, 247.

[7]   PG 12, c. 1107.  

[8] In Lucam VI, PG 13, c. 1315. Cм. также Комментарий In Leviticum I, 1 цит. по M. Harl, Origène et la fonction révélatrice du Verbe incarné, Paris 1958, pp. 201-202 ; - In Johannem, изд. Blanc, op. cit., p. 167.)

[9] Cм.. Harnack, op. cit., pp. 171, 357-358* ; M. Steiner, La tentation de Jésus, Paris, 1962, p. 87.

[10]   Евангелие от Филиппа, изд. R. Mc.Wilson, The Gospel of Philip,  London, 1962, p.91, цитируя подобные тексты. См. также Orbe, op.cit., p.312, 116.

[11] Цит. по Danielou, Platonisme… op.cit., p. 179. На тему общего упоминания Danielou, Theologie du judeo-christianisme. Histoire des doctrines chretiennes avant Nicee, 1, Париж, 1958, р. 228 и далее.  

[12] Mansi, IX, p.533, цитируемый G.Bardy, Recherches sur l’histoire du texte et des versions  latines du De principiis d’Origene, Lille, 1923, p,61, вместе с дискуссией, касающейся приписыванию Оригену проповедей осужденного взгляда.

[13] Цит. по Tresmontant, op. cit., p. 513.

[14]   Pro salute daemonium Christum etiam in aere et in supernis locis esse passum  (Изд. Labourt, t.VII, p.111). Сходство настолько разительное, что можно задуматься, не приписал ли Петр Веронский – или автор, который на него похож – катарам черт, почерпнутых у Иеронима. Ведь он был весьма чутким на оригенизм.

[15] См. на эту тему целый раздел «Иисус, тень Слова», М.Harl, op.cit., pp.139-157, 197.                           

[16] Extraits de Theodote, Изд. Sagnard, op.cit., р. 91.

[17] Homel. in Canticum II, 6 : Nativitas Christi ab umbra sumpsit exordium... in Maria ab umbra eius nativitas coepit (PG 13, c. 52)..

[18] PL 50, c. 657.

[19] Photius, Bibliothèque, t. II, изд. R. Henry, Paris (Les Belles-Lettres), 1960, p. 80. Поповоду Юстина см.. R.M. Grant, La Gnose et les origines chrétiennes, Paris 1959, p. 113.

[20] Иn Matthaeum, XI, 17, PG 13, c. 959; - ibid., XI, 18, c. 966 ; - Cм. Harl, Origène. . . , op. cit., p. 155.

[21] Cм. F. Sagnard, La Gnose valentinienne et le témoignage de saint Irénée, Paris 1947, p. 514.

[22] In Johannem, изд. Blanc, op. cit. ,pp. 326 и далее.

[23] Пер. Siouville, op. cit, pp. 114-115..

[24] Commentaire sur l'Evangile de Jean, PL 122, c. 305, цит. по E. Jeauneau, изд. Jean Scof, Homélie sur le Prologue de Jean, в Sources chrétiennes 151, Paris 1969, p. 280, η. 1.

[25] Homélie sur Matthieu n° 45, воспроизводятся в Catena aurea (изд. A. Guarienti, S. Thomae Aquinatis Catena aurea in quatuor Evangelia I, Turin-Rome 1953, p. 208 : licet non mulieribus solum, sed et viris fieri matrem Dei.4.

[26] Изд. Tisserant, op. cit., p. 109.